BLEACH. IMPOSSIBLE

Объявление

ЖЕЛАЕМ ВИДЕТЬ ВСЕЙ ДУШОЙ


НЕЛЛИЭЛЬ ТУ ОДЕЛЬШВАНК

«Люди, которым нечего защищать, не могут сражаться до последнего. До конца.»
УЛЬКИОРРА ШИФФЕР

«Если счастье существует в этом мире, то оно должно быть похоже на бесконечную пустоту. Небытие — это когда у тебя ничего нет, и нет ничего, что можно потерять.»
СИЕН ГРАНЦ

«Серые умы обычно осуждают то, что выходит за рамки их понимания.»
МУРАМАСА

«Сила проявляется не в способности подавлять, а в умении не подчиняться.»
ИНОУЭ ОРИХИМЕ

«Если бы я могла стать дождём, я бы могла соединиться с сердцем одного человека. Ведь дождь соединяет, разлучённые на век, небо и землю.»
ИСИДА УРЬЮ

«Ты спрашиваешь, лук ли это? Конечно же, да. Думаешь, я буду использовать что-нибудь еще?»
ИЧИМАРУ ГИН

«Когда ты не хочешь, чтобы кто-то умер, ты вдруг начинаешь дорожить и своей жизнью...»
ОТОРИБАШИ РОДЖИРО

«Говорят, что объединяться перед лицом общего врага — дурная привычка человечества... Но это не так. Это не вредная привычка, а инстинкт самосохранения.»

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!


Прием неканонов временно остановлен

Персонажи проходящие по акции, все еще желанны и требуются в игру.

В игру, срочно требуется господин Урахара Киске, его ждет активный эпизод и госпожа Йоруичи.
СКРОМНЫЙ ДЕМИУРГ

«Ночь снимает с наших лиц недовольства маски, не одна сотня страниц еще до развязки...»

• Местное божество и милый талисман форума.


Связь
skype: envy_jeevas
ISQ: 347782171
БОЖЕСТВЕННЫЙ ТИГР

«Ничего не произойдет, если мы ничего не сделаем!»

• Активный заместитель с пальцами сосисками.
Время игры: 20/06/2010
Рейтинг игры: 18+
Система: Эпизодическая
Мастеринг: Смешанный

ПОМОГАЕМ СТАТЬ СИЛЬНЕЙ


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPРейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BLEACH. IMPOSSIBLE » Личные эпизоды - флешбек - » Не спеши


Не спеши

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Место и время действия: Бараки Шестого отряда, примерно год назад
Участники: Odzaki Katsumi & Kuchiki Rukia
Сюжет: Оказываться в нужное время в нужном месте - талант, который не оставлял Рукию далеко не первое десятилетие. И сегодня этот талант столкнул ее с новым третьим офицером Шестого отряда, которая, кажется, решила отказаться от своей должности... И по какой причине!
Срок отписи: По настроению.
Примечания:


[ava]http://sd.uploads.ru/qpJEl.png[/ava]

Отредактировано Kuchiki Rukia (2018-01-23 23:23:57)

0

2

Повышение. Признание собственной силы и успехов. Кацуми этого ждала долго. Очень долго. И вот, сейчас она наконец добилась своего! Смогла доказать капитану то, что она не бесполезна. И заняла должное, по ее мнению, место в отряде. Не совсем конечно, то, которое хотелось, но путь никогда не бывает простым. Но что это тебе дало, Кацуми? - эта фраза звучала в голове вместо радости за свой успех. Она попала в паутину, каждая нить которой словно старалась подчеркнуть ее неспособность выполнить то, что ей поручили сделать.

Если бы он не умер, заняла ли бы я это место? - грустно думала Кацуми, в свете одинокой свечи выводя иероглифы. Повышение девушка получила не просто так. Капитан отметил ее заслуги во время войны с квинси. В то время, когда отряд получил серьезный удар, лишившись едва ли не всех старших офицеров, ей удалось удержать все это в куче, какой-никакой, но боевой единицей. И благодаря этому она стала третьим офицером. Но не умри ее друг, дали ли бы ей подняться вверх? Неужели ее поставили просто потому, что те кто были лучше, так или иначе, не могут выполнять обязанности? Мысли о этом полностью стерли улыбку с ее лица на протяжении последних дней.

Вечное сравнение. Сравнение с теми, кто были до нее. И практически никогда - в ее пользу. Кацуми уже имела людей в подчинении до этого. 6 офицер - тоже одна из старших должностей... Но когда тебя делают прямым заместителем лейтенанта - это уже совсем другой уровень, другие обязанности и другие требования. И трудно заставить тех, с кем ты еще совсем недавно была равна, воспринимать тебя как лидера, как командира, за которой должны идти. И, как бы ей не хотелось ненавидеть лейтенанта Абарая, его умение всех так быстро взять под контроль поражало и восхищало одновременно.

Как эта обезьяна так легко сделала это? - вопрошала она сама к себе. - Почему его все слушаются? В чем секрет? Еще и капитан, словно издевается... - было бы удивительно, если бы от взора капитана укрылось то, что Кацуми не может полностью справиться со своими обязанностями. И, не придумав он ничего лучше, он заставил ее сопровождать лейтенанта "и перенимать его опыт"... Вспоминать, к каким вечным перепалкам это приводит, даже не хотелось. Иногда лишь вмешательство капитана могло успокоить этот взрывной коктейль от того, чтобы он, коктейль, не убил себя и всех вокруг.

- Зачем тогда я нужна отряду? - произнесла она шепотом, ожидая что в комнате никого нет. Лишь краем своего сознания девушка ощутила, что рядом есть кто-то еще, но не придала значения. В казармах всегда было шумно, как с точки зрения обычных разговоров, так и вечных потоков реяцу, что многие из рядовых не научились должным образом скрывать. Документ, что она аккуратно писала, был закончен. Адресован он был капитану Кучики. Признание ее поражение. Отказ от должности... Чем это грозило еще? Переводом в другой отряд? Или просто обычной отказом подписать эту бумагу, тем самым лишь еще раз иронично посмеявшись над ее желаниями, пусть и не в слух.

Услышав тихий скрип сзади, девушка, не повернувшись, задала вопрос, тихим, почти безэмоциональным голосом: Кто здесь?

Отредактировано Odzaki Katsumi (2018-01-23 15:29:47)

+2

3

Одна за другой, катастрофы сыпались на Сообщество Душ подобно плодам из Рога Изобилия. Сначала виною вторжения была она сама, безвольно заточенная в тюрьме без какой-либо попытки себя спасти. Затем Айзен, своим предательством разорвав им так знакомый мир на куски, наполнив его совершенно новыми существами. А затем и квинси, унесшие с собой столько жизней, что не один даже день многие выжившие пытались просто их записать. Ради чего? А кто его знает. Просто ради того, чтобы никто из ныне живущих не имел права забыть ужасов войны? Как будто у Рукии их и без того было мало. Будто она мало страдала на тех путях, которые сама и выбирала. Как будто слишком редко она была пешкой в чьих-то совершенно чужих войнах. Сейчас их мир, тот хрупкий баланс ради которого столькие сложили в бою свои головы и столькие расстались с самоуважением, устроив геноцид, трещал по швам. Король Душ был мертв. Король Душ, трепетно поддерживающий своим эфемерным существованием целых три мира, больше не мог их спасти.

Больше никто не мог их спасти. Выиграли битву, но проиграли войну - какая разница, скольких противников они уничтожили, если они не смогли спасти главного? Какая разница, какой ценой всем им досталась новая сила, если она не могла ничего, кроме убийства? Махать своими занпакто направо и налево они умели замечательно - этому Академия Шинигами их научила знатно. А как создать мир из разрозненных ошметков никто не пытался им рассказать.

Рукия несла в руках документ, казавшийся совершенно несуразным. Что-то там про сотрудничество их отрядов, что, конечно же, не могла отнести обычная Адская Бабочка. О, это вполне мог бы отнести обычный рядовой - не дело это, право, чтобы лейтенант ходил и разносил какие-то там свитки, тем более в такое-то время. Однако, чувствуя накатывающую тошноту не то излишнего мышления, не то давящей усталости, Рукия не могла себя остановить от этой маленькой слабости. Она не могла не дать себе этой маленькой слабины, позволив себе просто пройтись по улицам места, что так долго было ее собственным домом. Тем более с чувством того, что она делает хоть что-то полезное. Даже если "полезность" заканчивалась на переносе документов, о содердании которых она даже ничего не знала. По правде говоря, со всем тем, что навалилось на плечи, вчитываться в что-то, что не входило в ее прямые обязанности, даже не хотелось.

- Зачем тогда я нужна отряду? - Она застыла, словно всегда была статуей - лишь занеся полусогнутые пальцы над дверью, чтобы мягко в нее постучать. Малознакомый голос был настолько тих, что на момент могло бы показаться, что ей лишь послышалось. Что это сказала не девушка, скрывающаяся за дверью, а лишь одна из собственных мыслей, покинувшая сознание и обретшая собственную жизнь. Однако, отчего-то Рукия знала, что ей не показалось. Новый Третий офицер отряда ее брата - конечно, она знала о новом назначении. Назначении, которое совершенно потонуло в листопаде точно таких же вызванных кризисом назначений как упавший с дерева лист в пруду. Никто сейчас не был счастлив - не осталось ни одного, что не был бы пострадавшим. Погибшие, раненные, потерявшие все то, что им было дорого. Война разорвала и кольца рук и крепкие объятия. Она разрывала все то, к чему они привыкли. Никто не просил ее улыбаться - никто не просил ее радоваться. Но какое, пропади оно пропадом, право она имела задавать этот вопрос?

- А в обязанностях не прописано, зачем ты нужна отряду? - Рукия открывала дверь, уже особо не беспокоясь о том, чтобы даже в нее постучаться. Первым желанием, на самом деле, было просто схватить ее за плечи и хорошо так встряхнуть, чтобы девочка больше не задавала странных вопросов. Однажды она уже ударила Ичиго в челюсть, когда он усомнился в их дружбе. Сейчас, застыв на пороге, скрестив под грудью тонкие руки, Рукия была готова хоть остаток ночи напоминать о том, для чего они и вовсе вступили в Готей-13. - Вселять надежду, когда ее больше ни у кого не осталось. Давать руку помощи, когда подчиненные чувствуют себя в одиночестве. Давать структуру, когда кажется, что все потонуло в беспорядке и хаосе. Заставлять поверить в собственную силу, когда у всех вокруг опускаются руки. - Она не была зла, не была даже слишком раздражена. Голос, подобно спущенной стреле, словно бы приземлялся рядом с девушкой, но совершенно не пытался ее покалечить. Рукия втягивала в грудь воздух, осторожно сводя брови к переносице. - Особенно в это время.

[ava]http://sd.uploads.ru/qpJEl.png[/ava]

+1

4

В комнату вошла. Нет, ввалилась Рукия Кучики, сестра капитана. Странно, что я ее не узнала, - не сменив выражение лица отметила Кацуми, словно бы ничего существенного и не произошло. Да, лейтенант Кучики вошла в ее комнату, вероятно, заслышав отголосок тяжелых мыслей, что Одзаки так опально произнесла в слух. Девушке хотелось крикнуть "убирайся прочь!" или самой сбежать, чтобы не слушать этих речей. Вероятно, правильных... Но одновременно с тем весьма очевидных.

Лишь собственная гордость и уважение к сестре капитана не дали ей сделать ни того, ни другого. Кацуми сделала полуоборот в сторону Рукии, и улыбнулась. Тяжело улыбнулась. Хотелось показать дружелюбие и то, что не происходит ничего такого, о чем бы стоило беспокоиться. Но улыбка была столь тяжелой, что ее неестественность была очевидна. Как и общий тон мыслей, что бушевал в ее голове.

- Госпожа Кучики, - произнесла она ровным голосом, - Вы правы... Но... - словно ком подобрался к горлу. Слова не хотели составлять предложение. Мысли бегали таким табуном, что составить из них хоть что-то осмысленное, озвучить их было невозможно. Несколько секунд Кацуми просто смотрела на гостью, не издавая ни звука. После чего, вернув себя в спокойное состояние, продолжила: - Как дать людям веру, когда ты сама в это не веришь? - тень грустной улыбки проскользнула на лице, - Знаете, госпожа Кучики... Мне просто кажется, что я просто оскорбляю тех кто был до меня. Не оправдываю ожиданий, что на меня возлагали.

Постоянные сравнения с тем, кто был до. Ужасно похожие на упреки о том, что ты не такая, как были до тебя. Ошибки... Все валится из рук. Даже собственный меч - и та, пусть и с типичной для нее игривой улыбкой, и то не раскрывает всех секретов... Она даже собственной силы не хочет давать, заставляя копировать способности других. Неужели это насмешка? Неужели даже сама ее душа хочет сказать, что "ты - лишь тень других"? Иногда кажется, что все это именно так.

- Поэтому... - сейчас ее голос прозвучал более уверенно, - Я хочу освободить эту должность тому, кто ее действительно заслуживает. - И... Кацуми не знала как правильно поступить сейчас. С одной стороны, разговор уже закончен. Что к нему добавить? С другой стороны - невежливо будет вот так разговор закончить. Рукия состоит в благородном клане, и закончить разговор вот так, без ее согласие будет считаться оскорблением... Да и в принципе, не важно кто стоит перед тобой, это все равно будет не вежливо.

В легкой растерянности, Кацуми встала и облокотилась на стол, держа документ в руках. И застыла, не зная как поступить дальше. Что еще сказать? Что сделать? От мыслей отвлекло легкий сквозняк, что пробежал по комнате и затушив единственный источник света, погрузив ее в полумрак.

+1

5

Ничего. Ни возмущения, по поводу ее вторжения. Ни упрямого вскидывания головы в попытке подобрать рассыпавшуюся гордость. Ничего. Рукия нередко прибегала к силовым методам для того, чтобы вернуть кого-то в чувство, и чаще всего эти ее методы отлично срабатывали, но почему-то сейчас она не получала в ответ совершенно никакого ответа. А хотя, казалось бы, причин для возмущенного ответа было достаточно. Какое права она вообще имела вторгаться в кабинет шинигами из другого отряда? И уж тем более вторгаться в личное пространство того, которому, вероятнее всего, не хотелось бы, чтобы его видели в таком состоянии. И что именно давало ей право читать кому-то нотации? Тем более, когда сама она выглядела в свое время не менее плачевно.

- Пф, - Рукия заходила внутрь, захлопывая за собою дверь, чтобы им никто не мешал. Смотреть на эту вымученную улыбку Катсуми было просто жалко, она словно бы даже не пыталась притворяться. "А все оказалось гораздо хуже, чем я думала." Когда кто-то не проявляет даже намека на гордость и силу, оставалось лишь делать вывод, что ему было уже все равно. Что, интересно, могло заставить ее прийти к выводу, что ничто уже не имеет значение? - Никто не просит тебя ни во что верить, тебя просят вселять надежду, это не одно и то же. - Она могла бы сказать, что достаточно только верить. На самом деле, кроме веры им всем ничего и не оставалось. Возможно, не сегодня, но завтра, их мир рухнет им прямо на плечи, и раздавит собственным неподъемным весом. Возможно, сегодня последний день, когда они и вовсе смогут разговаривать. Надежда это все, что им оставалось, неужели кто-то еще имел права за нее ухватиться? - Даже самые выдающиеся шинигами иногда идут в бой с дрожью в руках. Даже у самых вдохновляющих людей иногда срывается голос. В этом нет стыда. Как нет стыда в том, что иногда мы опускаем голову. Но наша собственная опущенная голова никогда не должна становиться причиной опущенной головы тех, кого мы обязаны вести за собой.

Ах, как легко было поверить, что все вокруг были бесстрашны и сильны. Как легко было предположить, что ничто и никогда не сможет коснуться их души болью и заставить хоть на секунду усомниться в собственном успехе. Конечно, Катсуми была окружена людьми невероятного таланта и силы, она никак не могла избежать сравнения с ними. И, становясь все сильнее и сильнее, она и не замечала, как сильно выросла за это время. Как храбро бросалась в бой и как уверенно тянула в свою сторону спасение всех трех миров. Спасения, насколько это было возможно сейчас, конечно же. Но что Рукия могла с этим поделать? Не всегда один уверенный пинок может просто так изменить сознание тех, что словно бы специально хочет сам себя уничтожить изнутри. Что помогло в свое время ей, молодой выпускнице академии шинигами, которая боялась, что навсегда останется ни с чем не сравнимой посредственностью? Что из того, что случилось с ней, может помочь сейчас той, что практически отказалась от своего поста?

- Шинигами Шестого отряда вложили свою веру в их талантливого нового лидера, - продолжала она тише и серьезнее, приблизившись уже достаточно близко для того, чтобы видеть осторожно выведенные на белом полотне иероглифы. Она не стала их читать, и не хотела, пускай ей и было интересно, какую именно причину она решит изложить. - Капитан Шестого отряда вложил свою веру в своего талантливого подчиненного, понадеявшись, что именно она сможет справиться с новым заданием. Как именно, интересно, она собирается предстать перед ними всеми: перед своим капитаном, перед своим лейтенантом, перед своими подчиненными, и сказать им всем, что они ошиблись? Что, на самом деле, несмотря на их веру в ее силы, она считает, что они все не правы? - Сама Рукия, наверное, никогда в жизни не смогла бы так поступить. Она не знает, чего именно ей бы не хватило: храбрости или глупости. - Она должна будет оскорбить их всех, сказав, что они были не правы. Она должна будет разочаровать их всех. Интересно, поможет ли это отряду в последствии держать голову высоко? Поможет ли это им держать свой меч твердой рукой, когда три мира рушатся у них под ногами? Вдруг они тоже вдруг решат, что недостаточно сильны?

[ava]http://sd.uploads.ru/qpJEl.png[/ava]

+1

6

Кацуми слушала всю эту тираду от Рукии, даже не стараясь перебивать. Все что та говорила было... правильно? Наверное. Но в то же время настолько общим, что как-то проходило мимо души. Как заставить других верить в то, во что сама не веришь? Это же просто лицемерие!. Поддержать кого-то? Пожалуйста! Но изображать то, что ты сильна, когда это не так! И все видят, что это не так - это просто невозможно. Вес такой маски очень тяжел, и именно под ее тяжестью Кацуми... сдалась?

Пожалуй так, это слово наиболее подходящее. Вечные насмешки, вечные упреки по любому поводу, редкие сухие похвалы от капитана, сказанные словно для галочки. И никого, кто бы сказал хоть одно хорошее слово. Рукия была первой, кто постаралась её поддержать. Но и она своими поддержками бьет по сути по больному месту, сама не понимая этого. Все видят, что я слаба. Что поменяется, если я сама это подтвержу? Тайчо и так видит, что допустил ошибку... Я лишь покажу себя с хорошей стороны, признавая свою слабость, не цепляясь за должность. которой не соответствую. Это хотелось ответить... Но слова у Кацуми не вышли из горла, как она не старалась. Положив бумагу на стол, она произнесла несколько иное:

- Кучики-сама, если на то будет ваша милость, пройдемте со мной? - и грустно улыбнулась. Разговаривать о том, что ее беспокоит здесь Кацуми не хотела. Вряд ли их подслушивали, но страх быть услышанными не пропадал никуда. Даже если это произойдет просто так, случайно, то вырвав часть разговора из контекста разнесут сплетни по всему отряду, еще более глупые, чем показал бы просто ее приход к капитану с тем заявлением, что сейчас лежит на столе. Одзаки оттолкнулась от стола, прошла мимо Рукии, и, тихонько приоткрыв захлопнутую совсем недавно дверь, направилась к выходу из казарм. На улице уже была поздний вечер, так что легко было найти место, где можно побыть одним.

Прохладный вечерний воздух слегка освежил Кацуми, ее мысли, облегчив их вес. Они не пропали, просто наслаждаясь свежестью хотелось отправить любые грустные мысли подальше. Одзаки вела Рукию направлялась в одно место, где не так давно принимали ее собственный экзамен на должность. Вечером там не так много шинигами. А если кто и есть, то всегда можно встать в сторонке, выдав разговор по душам за тренировку. Удивительно шумное место, в котором всегда можно побыть одной или поговорить по душам. Там обычно никому нет дела до тебя - все преследуют только свои цели.На этот раз действительно было пусто. Только один из рядовых тренировался на другом конце тренировочной площадки. Приметив своего третьего офицера и госпожу Рукию, он с энтузиазмом, возможно даже излишним, помахал рукой, но все же подходить не стал.

Девушки остановились... Кацуми хотела что-то сказать, но слова не долго не выстраивались в предложение. Неловкое молчание, которое нужно было разорвать... Сглотнув образовавшийся ком, Одзаки усилием воли начала разговор:

- Я согласна с вами, - она смотрела прямо в глаза лейтенанта XIII отряда, не предпринимая попыток этот взгляд увести, - Но в то же время я не могу согласиться. Меня постоянно сравнивают с теми, кто был до меня, - легкая тень улыбки проскользнула на лице. Но это скорее была улыбка истерики - защитный механизм от слез, которые Кацуми себе позволить не могла, - Сослуживцы, капитан, лейтенант... Особенно лейтенант!... - Отзаки так хотелось хоть кому-то рассказать на этот счет, но молнией проскочившая мысль о крепкой дружбе между Рукией и Ренджи быстро отбили это желание. Не хотелось наговаривать на друга госпожи Рукии, а также прямого подчиненного ее брата. Продолжение этой фразы застыло в горле, и Кацуми быстро перевела разговор в несколько иное русло:

- Удивительно, Но даже Когами, - это она говорила с одновременно любящей и грустной улыбкой. Она не могла обижаться на Когами но Шава. Она была веселой, игривой... Иногда чрезмерно. Но ее сила, что заключалась копировании других занпакто, временами била по самолюбию. Прекрасный меч капитана, которым трудно не любоваться - если только он не тебя разрезает на тысячи мелких кусочков. Меч лейтенанта Киры, лишь чудом выжившего после этой войны, способность которого простая и жестокая одновременно. Да даже грубая сила Забимару! У каждого меча есть своя сила, уникальная и неповторимая... И лишь ее запнакто не мог показать свои способности, словно заставляя играться чужими игрушками. - и та заставляет меня волей-неволей сравнивать себя с другими... Кучики-сама, я вас сейчас кое-что покажу...

Девушка извлекла меч из ножен, взглянула на него и впервые по-доброму улыбнувшись за вечер. Изумрудная обмотка рукояти меча в тени становилась едва светлее черного. Лишь гладкая, зеркальная сталь занпакто блестела, отбивая попадающие на него редкие лучики света. Вновь переведя взгляд на Рукию, девушка произнесла:

- Отрази души, Когами но Шава! - легкий всплеск реяцу осветил зеленым цветом тренировочную площадку. Даже тот рядовой, что тренировался на другом ее конце, не смог отказать себе в интересе, и посмотрел, что же будет происходить. Занпакто превратилось в черный римский меч с золотистыми узорами и рукоятью. Два кристалла тускло светились: один у края рукояти, а другой - около рикассы. Гарды у меча не было - рукоять просто плавно перетекала в клинок. Коротким, ловким движением девушка плашмя дотронулась до Рукии, и кристаллы засветились.

- Способность моего занпакто, - произнесла она ровно, - В копировании чужих способностей. Кучики-сама, - обратилась она к Рукии, показывая на дерево неподалеку. Вернее на ту половину, которая осталась от него, - Посмотрите на это дерево... Это моя не совсем удачная попытка скопировать Забимару на экзамене... Я люблю ее, - Кацуми перевела взгляд на меч, о котором и говорила, - Но даже Кагами мне словно говорит - "ты вторична", лишь повторяешь за другими. Что говорить о окружающих?- Особенно о лейтенанте, но этого вслух Кацуми произнести не решилась, - С момента как я стала 3 офицером - я слышу только критику в свой адрес... И больше ничего! - и, чтобы отвлечься от вновь накатывающей волны отчаяния, Кацуми вновь перевела тему разговора, - Я когда-то наблюдала за вами, так что посмотрим, удастся ли у меня это повторить... Первый танец, Цукисиро! - не было никакой надобности произносить названия техник, но почему-то в этом удовольствии Одзаки не могла себе отказать. Словно психологическая компенсация  за то, что собственных способностей у меча то и нет. В небольшой круглой области лед покрыл землю... И немногим позже образовал ледяной столб над ним. Действительно красиво... - подумала Кацуми, и перевела взгляд на Рукию.

Отредактировано Odzaki Katsumi (2018-01-31 15:36:16)

+1

7

- Кучики-сама? - Переспрашивала Рукия, дугой выгибая выразительную тонкую бровь. Она не могла даже суммировать, что именно сейчас удивляло ее больше: то, как болезненно резала эта приставка по ушам, или то, как безжалостно она била по сердцу. Кем именно, хотелось бы спросить, она сейчас была в глазах этой девушки? Явно не просто сестрой ее капитана. И не просто лейтенантом. Что именно показывало это вывалянное в вине "сама"? Видела ли Катсуми в ней героя войны, несломимую душу, которую никогда не останавливали неприятности? Или же наследницу аристократического дома,
которой пророчили совершенно безоблачное будущее? Была ли в ее глазах Рукия великаном размаха собственной души и непреклонной сталью твердости духа? К этому ли было это несуразное обращение "сама"? Кем, интересно, сейчас чувствовала себя эта самая Катсуми? Насколько ничтожной, насколько малой, насколько лишенной голоса, которым можно было бы говорить, и ушей, которые готовы были ее слушать? Несуразно. - Прошу тебя, можно просто Рукия.

Но едва ли она согласится, конечно - и это, пожалуй, было не так уж и важно. Рукия привыкла к этому непрестанному шарканию ногами и пригибанию голов. Сколько гордых людей преклоняли головы перед девочкой, что воровала в Руконгае арбузы и пинала несогласных своими босыми, грязными ногами. Она бы смеялась в голос, если бы не разучилась этого делать. И сейчас, как обычно, было совершенно не до смеха. Катсуми была так тиха, словно бы, погребенная под тяжестью собственных мыслей, она и не думала, что ее когда-нибудь услышит. Как алмаз. Неограненный, не найденный, тихо находящийся где-то на глубине, которую никто бы больше не выдержал. Но, интересно, имела ли она, Рукия, право на то, чтобы опустить в эту землю руку по самое плечо, и вытащить этот камень на поверхность? Имела ли она право пробить своей рукой холодную толщу этих самых сомнений для того, чтобы вытащить из их глубины уставшее, забитое собственными сомнениями сердце? Ах, вне сомнения, Катсуми сама делала это с собой. Можно ли спасти человека от самого себя?

Рукия молчала, когда следовала за ней. Ночной ветер был прохладен, и до ушей то и дело доносились какие-то обрывки чужих голосов, но ничто из этого не имело значения. Смотря в спину уходящему офицеру, Рукия смотрела ей в спину, но совсем не так, как смотрит ястреб, высматривая свою добычу. Она смотрела так, как учитель наблюдает за тем, как ученик выполняет задание: в полной преисполненности ожидания того, как ученик вскочит с улыбкой и скажет, что он сам разобрался. Было бы здорово, если бы и Одзаки разобралась в своих чувствах. Но чудес не бывает, правда же? Иногда всем им нужна помощь. Всем им нужно было плечо, на которое можно было опереться, и момент, когда можно было в бессилии упасть на землю. Но только для того, чтобы потом подняться самому. А сейчас, когда они шли на тренировочную площадку, интересно, Катсуми поднималась, или же только падала? Откуда ей, Рукии, было знать? Несмотря даже на то, что, казалось бы, только вчера она сама была точно такой же. Нет, наверное, она была гораздо хуже.

- Все мы повторяем друг за другом, - она говорила медленно и тихо, задумчиво смотря на ледяной столб, возвышающийся над ней Дамокловым мечом. Ее собственная сила. Ее собственный лед. Последовавшая пауза была болезненной, и казалось, что наполненной странного, скрипящего скрежета души. Никто, пожалуй, никогда не узнает о том, как именно Рукии пришлось сдерживаться, чтобы не закричать "стой". Как быстро стало биться ее сердце, стоило ей только увидеть собственными глазами то, как кто-то решил использовать ее способности. О, Соде но Шираюки была беспощадна к ошибкам. Она была той самой перфекционисткой, что совсем не собиралась ценить человеческие жизни, прекрасные в своем непредсказуемом совершенстве. Душа ее занпакто была льдом, и ей было плевать. Интересно, а что же именно это говорило о ее собственной душе? Но не это было важно. Знала ли Катсуми об истинной силе ее шикая? Будет ли пытаться повторить? Придется ли Рукии смотреть на то, как на ее глазах эта шинигами рассыпется в прах, чтобы больше никогда уже и никому не помочь и ни в кого не вселить надежду?

- Мы далеко не идеальны, но идеальны в этом своем несовершенстве, - Рукия не хотела признавать, что в горле у нее пересохло. Она выражала собой ни с чем не сравнимое спокойствие, когда выставляла в сторону руку, с которое сорвался луч кидо, пронзивший столб льда. Он скрипнул, разошелся ветвистыми подобно рога оленя трещинами, и рухнул на землю, рассыпаясь на осколки. - Твой занпакто говорит тебе о том, что ты ничем не хуже других. Что ты можешь все то же самое, что могут и они, а может даже и немного больше этого. - Это было настолько очевидно, что Рукия и не понимала, почему ей приходилось это кому-то объяснять. Но она должна была говорить, и главное говорить до тех пор, пока Катсуми не оставит эту несуразную затею пытаться скопировать способности занпакто, что был для своего владельца опаснее, чем для врагов. И Рукия сделала то, что для нее сейчас было так сложно: она мягко улыбнулась, готовясь в своей плохо продуманной, но приветливой шутке. - Возможно, в то же самое время он говорит, что ты ничем не лучше остальных тоже, но скромность мало кому пока что может навредить.

[ava]http://sd.uploads.ru/qpJEl.png[/ava]

Отредактировано Kuchiki Rukia (2018-02-07 00:31:52)

+1

8

Рукия решила уничтожить столб из льда кидо, что молниеносно вырвалось из ее руки. Интересно, почему?.. - задала сама себе вопрос Кацуми, но не подала особого виду. Ревность? Опаска? Просто побыстрее убрать, чтобы ледяная статуя не занимала места посреди площадки? Было трудно догадаться, да и не особо хотелось офицеру во все эти скрытые мотивации вникать. По крайней мере, сейчас. Обычно она сама старается докапываться до истинной причины поведения людей. Ее этому учили родители, пока готовили к будущему торговки в их лавке. Конечно, судьба распорядилась по другому, но знания никуда не делись... Да и бывает у них в гостях Кацуми довольно часто. Интересно, а могла ли я бы к ним вернуться?

Внешне пропустив сказанное мимо себя, но при этом не упустив слов из виду, Кацуми провела рукой по лезвию своего занпакто, после чего кристаллы вновь потемнели знаменуя исчезновение скопированной реяцу из меча. Ей не хотелось никак себя возвеличить в глазах Рукии. Как и не было самоцелью продемонстрировать занпакто. Это скорее был способ сбежать от разговора, который все равно неумолимо приближался. Она знала госпожу Кучики. Как она, бывало, чихвостила ее лейтенанта, когда он впадал в уныние... хотя подобное и бывало не часто. Поэтому надеяться, что на ее отступление от желания "вправить мозги" было глупо. Хотя, казалось бы, просили ли ее об этом?

- Основная проблема состоит в том, - она с улыбкой взглянула на свой меч. Когами была игрива, даже слишком... Но слишком переменчива. Вечно меняла правила игры так, как ей вздумается, вовсе не желая посвящать в них. А ты потом ходи догадывайся, чего ей вздумалось на этот раз! - Что она даже не желает мне рассказывать, что она решила "одолжить". - И зачем я это все рассказываю? - проносилось в голове, где-то на задворках, быстро сдуваемое ветром желаний избежать другого разговора, - Поэтому мне приходится быть очень осторожной. - девушка вновь вернула свой взгляд к Рукии, смотря на нее, - Так что я стараюсь применять только то, что видела... И имею представление о том, как это должно работать, - кому она это говорит? Почему-то Кацуми казалось, что все же беспокойство было причиной того, почему Кучики так быстро постаралась уничтожить этот столб из льда.

Стоило рассказывать еще что-то на эту тему? Если подумать хорошо, то нет. Зачем? Ради чего? Занпакто - это в целом очень личное, о общении с ним чаще всего стараются не рассказывать. По разным причинам, но словно бы общее негласное правило - о общении внутри своей души ты не должен рассказывать никому. Только общие советы... И такие же общие вопросы. В конечном счете, занпакто - это духовный меч, часть души шинигами. Не всегда самая лучшая часть, иногда это бесы, которых ты никому не хочешь показывать, которых ты даже побаиваешься. Кагами - ты безумная игривая девка! - почему-то захотелось немного поругать свое занпакто. Довольно по доброму, та не должна была на это обидеться, - Может ты научишь меня своим правилам?! - уже долгие добиться от нее разъяснения правил не было никаких успехов. Но лишь игривый смешок где-то внутри дал понять сразу - если и научит, то точно не сегодня.

Но... Удивительно, но происходящее действительно уводило от плохих мыслей, куда-то в сторону... Оно не убивало их, но делало не столь важными. Словно скрывало под толщей темной воды от посторонних глаз. Сколько Кацуми простояла во внутренних размышлениях? Оставалось надеяться что не долго. Она спрятала свой занпакто в ножны, стараясь не тратить силы по чем зря.

- Кучики-са... - начала было свое обращение Кацуми, но оборвалась, вспомнив о просьбе госпожи. Как вам будет угодно - проговорила ей в тот момент, и вот это "будет угодно" стоило бы выполнять, - Рукия... Я знаю, что вас много чего связывает... с моим лейтенантом,.. Ренджи Абараем - почему-то произнести это имя ровно, без ноток неприязни и ненависти было сложно... Но вроде бы удалось. Все-таки годы,что он провел в отряде, так или иначе вынудили этот навык выработать, - Можно с вами поговорить о нем? Только прошу, пусть это останется между нами, - и, чтобы избежать неправильного понимания, что где-то проскочил в краю ее сознания, она добавила, скорее буркнув, но довольно быстро перейдя на более злой тон - Нет, я в него не влюблена! Он меня просто бесит! - хотя лучше было этого не делать.

+1

9

По правде говоря, Рукия практически ничего не понимала в других людях. Она была лучше многих, конечно же - но едва ли это был хороший показатель. Она могла накричать, она могла ударить, а могла лишь тихо слушать, печально наклонив голову вбок. Однако... все ее успехи были скорее удачными совпадениями, чем глубоким понимаем человеческой психологии. Одному человеку никогда не понять другого: это она знала точно. Никто не знал, что значит замораживать собственное тело до самой смерти, никто не знал что значит сидеть в башне в ожидании смерти, никто не знал, что значит быть провалом. О, она не собиралась говорить, что знает, что чувствует Катсуми. Их ситуации как бы ни казались похожи изначально, были совершенно разными.

И поэтому Рукия не знала, почему ее собеседница не в первый раз сменила тему. Со своего положения на занпакто, со своего занпакто на Ренджи. В чем были связи? В чем была причина? Почему эти темы были взаимосвязаны в ее сознании так же тесно, как тонкие нити в прочном канате? Именно поэтому она никогда бы не была настолько высокомерна, чтобы сказать, что что-то понимает. Настолько высокомерна, чтобы сказать, что с ней случалось нечто такое же. Рукия молчала, уверенно кивая головой. Она была просто рада, что их разговор больше не будет прерываться ее же собственными столпами изящного льда: не хотелось бы привлекать к себе еще больше внимания. Не хотелось бы волноваться о том, что Катсуми попробует использовать способности, которые могут закончиться ее собственной смертью. Не хотелось бы неустанно смотреть на то, что заставляло думать о том, насколько долог был тот путь, что всем им пришлось пройти, чтобы одержать победу в своих бесчисленных войнах.

- Мы выросли вместе, - серьезно отвечала она, хотя, в общем-то, могла бы пошутить про влюбленность. Могла бы, но не хотелось - сейчас у нее совершенно было не то настроение, и на них давила совершенно не подходящая для этого ситуация. - В семьдесят восьмом округе Руконгая, Инузури. - Едва ли для кого-то было секретом, что по жилам Рукии течет совершенно не голубая кровь, и она не собиралась этого скрывать. Пускай в ее родословной и не было никакого благородства, пускай она умерла настолько рано, что не помнила ничего о своей жизни человеком, она была такая же, как и все остальные. И она старалась пробиваться через эту жизнь как могла, благородная фамилия или нет. Как и старался Ренджи - изо всех сил и до боли сжимая кулаки, в этом не было никаких сомнений. - Возможно, иногда он и кажется безответственным, но это человек исключительного благородства. Что бы это ни было, я бы советовала дать ему еще один шанс.

[ava]http://sd.uploads.ru/qpJEl.png[/ava]

Отредактировано Kuchiki Rukia (2018-02-12 20:38:17)

0


Вы здесь » BLEACH. IMPOSSIBLE » Личные эпизоды - флешбек - » Не спеши


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC