BLEACH. IMPOSSIBLE

Объявление

ЖЕЛАЕМ ВИДЕТЬ ВСЕЙ ДУШОЙ





ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!


Форум на реставрации. Но, даже сейчас мы продолжаем жить вполне активно. Если есть желание потрепаться, поиграть то, что давно зреет в голове, но не было возможности воплотить в жизнь, то здесь мы говорим - "Добро пожаловать!"
Как это сделать и о прочих возникших вопросах, спрашивайте в привычном месте на ресепшене или пишите в личку.
СКРОМНЫЙ ДЕМИУРГ

•Местное божество и милый талисман форума.

Связь
skype: envy_jeevas
ISQ: 347782171
Время игры: 20/06/2004
Рейтинг игры: 18+
Система: Эпизодическая
Мастеринг: Смешанный

ПОМОГАЕМ СТАТЬ СИЛЬНЕЙ


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPРейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BLEACH. IMPOSSIBLE » Личные эпизоды - флешбек - » Иногда, чтобы найти общий язык, следует немного прикусить свой


Иногда, чтобы найти общий язык, следует немного прикусить свой

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Место и время действия: Восточный Руконгай. Через неделю после событий маятника.
Участники: Ukitake Jushiro, Aizen Sousuke
Сюжет: После инцидента, эксперимента с высшими офицерами, продолжили происходить странные вещи - все чаще стали замечать появление пустых нападающих на обычные души в Руконгае, но обычно хватало рядовых шинигами, чтобы вернуть покой в общество. Но, недавно появился необычный пустой и на его ликвидацию направляют Айзена Соуске. Ведомый сочувствием к лейтенанту недавно лишившегося капитана, Укитаке, как старший по званию, вызывается помочь.
Срок отписи: Свободный
Примечания: Словно ангел, лишённый милосердия, ты идёшь в небеса, как в легенду…

+1

2

Казалось, все только что улеглось после суда над Урахарой Киске, капитаном двенадцатого отряда — теперь уже бывшим и его изгнания. Ощущение какой-то наигранности не покидало Укитаке. Слишком легко они нашли подозреваемого, слишком просто все выглядит. Несмотря на кажущиеся доказательства, найденные в лаборатории и применение запретного кидо — вот хороший вопрос, почему оно настолько запретное — неясным было слишком многое. Неясным и несправедливым.
И буквально только что капитану доложили о том, что души продолжают пропадать. Рядовой, принесший это известие, знал немного и больше говорил о слухах, упирая на то, что счел необходимым донести их до капитана, чем на какие-то реальные сведения. Где пропадают души? Чьи это были души? От рядового невозможно было добиться ответа на эти вопросы.
Как раз в это время в окно влетела адская бабочка. Капитан подставил ей руку, посланница уселась и сложила крылышки.
- Нападение Пустых! Просим помощи! Руконгай, 39-й квадрат. Говорит шестой офицер пятого отряда…
В этот момент связь оборвалась.
Возможно, просивший помощи перепутал координаты, когда отправлял послание? Но он же просил помощи!
Не медля ни минуты, капитан Укитаке выдвинулся в указанном направлении. Несмотря на то, что он добрался достаточно быстро — особенно с учетом сюнпо, на месте сражения уже не было никого. Только обгорелая трава и остаточные следы реяцу говорили о том, что сражение все-таки было. Это нельзя было так оставить. Кроме того, пятый отряд недавно остался без капитана… Может, это была и не ошибка, - подумалось Укитаке. Так или иначе, теперь у него был повод поговорить с лейтенантом. Что скажет Айзен Соуске на попытку помочь? Ведь ему нужна помощь, как же без капитана-то? Наверняка он очень растерян… Сочувствие тут же превратилось в действие — Укитаке не мог просто так оставить кого-либо без помощи. Еще пара шагов сюнпо — и Укитаке был уже в пятом отряде. Осторожно постучал в дверь.
- Лейтенант Айзен, можно войти? Нам нужно поговорить. Кажется, я по ошибке принял сигнал бедствия, предназначавшийся вам…
Остальное он объяснит позже, уже наедине.

+1

3

Лейтенант пятого отряда вот уже битый час читал стопку бумаг, прислонившись к открытому проему окна, позволяя еще теплым лучам осеннего солнца греть спину. А перед ним пустой кабинет, на его столе остывает зеленый чай, никто не пыхтит за соседним над бумажной работой, с тоской двоечника по грамматике выводя очередную кривую подпись. Было тихо, даже ветер не нарушал покой, лишь старомодные часы безразлично отсчитывали секунды разбавляя почти густую тишину. Да и Гин где-то носился, как и подобает ребенку, чем уж он занимался и как проводил свой досуг - неизвестно.
Никто не мешал, но почему-то именно этот факт не давал сосредоточится на важных документах, над которыми он корпел последние несколько месяцев, что-то не сходилось, что-то элементарное, но как назло ни одна идея не шла в голову.
Хирако Шинджи, главный источник его проблем - устранен. Не совсем по плану и лейтенант пятого отряда практически был уверен, что его бывший капитан еще даст о себе знать. Все же с ними поработал Урахара Киске, а значит - жить будет, как и остальные подопытные. Но, в ближайшее время они и носа не покажут, так что бояться, что они вот так вернутся в Общество с обвинениями, не стоило. Наоборот, стоило расслабиться и спокойно занимаясь своими делами, но незаконченность ситуации напрягала, оставляла ощущение какой-то подвешенности и неопределенности. Чувства, стоило признать - неприятные, но с ними вполне можно было ужиться, ведь с исчезновением преграды в виде капитана, на все остальное у молодого шинигами развязывались руки. Эксперименты продолжали идти полным ходом, но это не должно было стать слишком уж заметным и привлекать излишнее внимание, хотя по полученным данным и местным отчетам, его подопытные оказались все же не особо управляемыми и исчезали раньше, чем он успевал получить хоть какие-то данные.
С легким взмахом руки ворох бумаг веером опадает на гладь стола. Неровные графики, количество “материала” и прочие, мало понятное для не намётанного глаза, научные записки. Айзен знал, что не стоит брать с собой из лаборатории собственные заметки, но когда есть возможность перед сном еще раз проверить все детали плана, трудно удержаться от соблазна. Еще при наличии капитана, он проворачивал перед носом такие вещи, что простые записки просто не идут ни в какое сравнение.
Стук в дверь отвлек лейтенанта от мыслей, он ждал, зная что скоро должны вернуться его люди, но последовавший за ним голос, заставил резко подобраться. В глаза сверлящих седзи можно легко прочитать смесь удивления, растерянности и холодной злобы на тех несчастных, которые не смогли нормально подать сигнал. Благо, что он был один и его никто не мог сейчас видеть.
- Капитан Укитаке? - в голосе привычное спокойствие с дозированным удивлением, а руки уже лихорадочно сгребают обратно листы со стола и засовывают в ближайшую папку для квартальных отчетов. Благо они еще не скоро понадобятся. В несколько шагом пересек комнату и открыл дверь. - Прошу извинить меня. Оплошность моих людей доставила вам хлопоты. Проходите, пожалуйста. - Мужчина отошел в сторону пропуская капитана из другого отряда. Это было странно. Он мог бы просто послать кого-нибудь из своих людей, а не бегать самому. В его-то состоянии он еще геройствует. Подобного альтруизма Айзен никогда не понимал, знал, что он бывает, но не понимал. И это касалось многих вещей. Знать, осознавать, использовать на практике и при этом совершенно не понимать смысл. Он знал и понимал сейчас смысл только одного, что если не он, то кто?

+1

4

- Благодарю, - Укитаке прошел внутрь, огляделся. Некоторый беспорядок наводил на мысли, вовремя ли он, и если бы не странный сигнал тревоги… Но что вышло, то вышло.
- Ну что вы, никаких проблем, -  капитан улыбается. - Я рад помочь вам. Если вам нужен совет или содействие… в общем, дружеская рука, обращайтесь.
Укитаке говорил чуть суетливо и преувеличенно оптимистично, тщательно скрывая свою тревогу за лейтенанта пятого отряда. Получится ли у него? Выдержит ли? И кто будет его новым капитаном? Или он сам… Беспокойный взгляд, тут же  - широкая улыбка, но нервно сжатые пальцы говорили, что визит не такой уж простой.
- Понимаете… - капитан прошелся по комнате, попутно оглядев стол, шкаф — ничего примечательного. - Как я уже сказал, я принял сигнал бедствия от вашего шестого офицера. В 39-м районе Руконгая было нападение Пустых. Вот только я не знаю, по ошибке ли этот сигнал получил именно я, или ваш офицер хотел помощи именно капитана? Что вы сами скажете?
Внимательный, теплый взгляд. И в ответ — такой же внимательный взгляд, только скрытый стеклами очков.
- Должен добавить — когда я прибыл на место нападения, там не было никого. Ни шинигами, ни Пустых. С уверенностью могу предположить, что ваш шестой офицер погиб в бою, так что примите мои соболезнования.
Укитаке протянул руку, желая похлопать Айзена по плечу в знак поддержки, но на полпути замер. Внутри закопошился червячок тревоги. А что, если это не случайно? Рука безвольно упала.
Тишина сгустилась, было слышно, как тикают часы — словно утекает время. Время чьей-то жизни. Время, необходимое для решения. Рассказать ли о слухах, что ходят по Готею? Что слухи связаны с этим странным нападением, Укитаке не сомневался.
- Мне кажется, нам необходимо сотрудничать, лейтенант Айзен, если мы хотим найти истину этой загадки, - осторожное «мы» прокралось в речь и просигналило: «я просто так не уйду, я хочу узнать, что там случилось и надеюсь, что вы тоже этого хотите».

0

5

Эмоции для Айзена всегда были как стеклянные шарики, которые приятно было перебирать, рассматривать и переставлять меж собой в лучах солнца, получая каждый раз новый ни с чем не сравнимый, но занимательный результат-перелив, радугу или ответную реакцию, обычно слишком предсказуемую. Слишком. Люди сами не понимают, как слова влияют на них, не замечая сами выбалтывают любую информацию, стоит только подобрать нужное слово-ключик, правильную эмоцию и ты вроде как и не причем, а информация сама поступает к тебе из первых рук.
Но сейчас, удивление в гречишных глазах за стеклами толстых очков, было кристально искренним. Это же надо, действительно все рассказать.
- Укитаке-тайчо… - Опустив глаза, молодой мужчина обошел капитана, подбирая папку со стола и убирая ее на полку. Непринужденный жест, чтобы заполнить паузу. - Возможно вы правы. Но… - Тихий вздох, чуть поджатые брови, печальный взгляд в окно - в отсутствии капитана, подчиненные обязаны отчитываться старшему по званию… вы знаете лучше меня, что дела отряда, не должны волновать…. - договаривать лейтенант не стал, явно намекая, что отряды никогда не работают между собой, если это не крайняя необходимость. А такой не поступало.
Так и должно было быть. Не совсем так, конечно. Соуске понимал, что раз никто пока не справился с этим пустым, придется заняться им самим, возможно прихватить Гина, для него это была бы неплохая практика. В любом случае, он не собирался подставлять своего будущего лейтенанта и спину бы ему прикрыл, но вот тот факт, что под ногами решили путаться, было не очень удобно. Если у пустого осталась память, он вполне может сболтнуть лишнего.
Да уж, неудобная ситуация может получится.
Но, капитан Укитаке был другой, не такой как Хирако Шинджи, верно? И это его “мы”. Айзен внимательно всматривался глаза цвета свежей листвы и думал лишь о том, что - почему бы нет? Если он сейчас согласиться, то в очередной раз отведет подозрение от пятого отряда, да еще и заручится доверием кого-то еще в Готее. Довольно неплохо. Убить сразу двух зайцев одним выстрелом.
- Истину? - Айзен задумчиво преподнес руку к подбородку, а потом резко взглянул на капитана тринадцатого отряда. - Неужели… Укитаке-тайчо, вы ведь не думаете, что за этим кто-то стоит?

+1

6

- Все верно, вы — старший по званию в отряде, - ответил Укитаке. Он чувствовал желание помочь, но было ли желание эту помощь принять? А как же погибшие люди, и все эти слухи? Нельзя было все так оставить. Капитан боялся показаться навязчивым — чувствовал некое неудобство, и все же… Неприятная ситуация.
- Может, дела вашего отряда и не в моей юрисдикции, но чисто по-человечески, мог ли я не отозваться, когда просят о помощи?
Предположение лейтенанта было интересным. Это многое бы объяснило. В том числе и то, что сигнал о помощи был совсем не ошибочным. И это значило бы, что Урахара невиновен. Или виновен уж точно не в такой степени, как это представили на суде.
Капитан прошелся по комнате, оперся на стол и задумался.
Укитаке знал, что убедить в чем-то Совет Сорока Шести было достаточно трудной задачей, и если те уперлись в какой-то замшелый закон, то так и будет. Капитан тринадцатого отряда чтил законы, но только до тех пор, пока они оставались человечными. Если же кто-то несправедливо страдал, то законами можно было пренебречь, и кажется, сейчас такой случай.
- То есть вы не отрицаете, что слухи о том, что души продолжают пропадать, совсем не слухи? В таком случае вы правы. И вам как никогда нужна помощь. Да, я же вам не сказал? Простите, меня очень взволновал этот сигнал бедствия, - пояснил Укитаке нарочито смущенно. На самом деле он не хотел говорить о слухах так сразу, но слова Айзена вынудили сказать информацию, которую можно было подать намного мягче и позже. Не к чему его тревожить… Было не к чему.
- Может быть, стоит запросить архивы, поискать подобные случаи? Или снять пробы реяцу с места битвы? Впрочем, что касается реяцу…
Укитаке замялся. Стоило ли говорить об этом? Стоило ли волновать лейтенанта? Один беспокойный оценивающий взгляд, и решение принято.
- На месте битвы была необычная реяцу — точнее, ее остаточные следы. Кроме реяцу шинигами, другая была как будто немного искусственной, но не такой, как у душ-плюс. Что вы скажете на это?
Капитан замолчал, резко выдохнул и закашлялся.
- Простите, я присяду?
И не дожидаясь ответа, сел на первый попавшийся стул. В горле запершило, внутри словно возник камень, который не сдвинуть. Вдох не получился, оборвавшись новым приступом кашля — Укитаке еле успел прикрыть рот ладонью, чтобы кровь было не так заметно.
- Слишком… я наверное… переволновался… - пояснил он сквозь кашель. Неловко махнув рукой, он сбил какую-то папку со стола. До чего же стыдно… помочь же хотел!

+1

7

Взгляд внимательных карих глаз, скрытые за толстыми очками в роговой оправе и рваной челкой, неотрывно следил за капитаном чужого отрада. Айзен немало знал о каждом мало мальски выдающемся офицере высшего эшелона, а так же от него никогда не укрывались самородки, сколько талантливых и выдающихся личностей, со своими скрытыми способностями или трудной судьбой он уже успел повидать среди шинигами. Готей-13 большая организация, в ней служат столько душ наполненных различными историями, и наверное, не найдется такого второго, кто знает о своих и не только подчиненных столько, сколько знает он. Именно это свойство позволяло ему беспрепятственно получать желаемое. Будь то честный или не очень способ, так или иначе, пока только один дал осечку. И что-то подсказывало, что наступит тот день, когда он пожалеет, что не добил кучку второсортных образцов неудачного эксперимента.
Но сейчас ему представился особый случай наблюдать за интересным объектом, который сам пришел в руки. Стоит подчеркнуть - сам! Знала бы жертва, какие порой изощренные средства используют хищники для ловли в свои сети именно таких, - невинных, честных, благородных. Кто бы знал, что в давно расставленные сети паука, может попасть столь крупная добыча? Именно сейчас Соуске в очередной раз был рад, что выбрал правильную политику, и при этом было очень горько осознавать, что в очередной раз люди покупаются на дешёвую ложь. Чуть-чуть внимания, капелька естественной простоты, крупица интереса - и всё, можно брать клиента горяченьким. Отвратительно. Пошло. Мерзко.
- Вы правы, человеческая жизнь бесценна. И я благодарен вам, что вы пришли. - Легкий благодарственный поклон, скрывающий лихорадочно бегающий взгляд, который мог бы выдать активный поиск идеи как избавиться от настырной помощи Укитаке и при этом использовать столь благородный порыв. Идей было мало, слишком мало, и одна была хуже другой. Оставалось только блефовать до конца.
Поэтому, на предположение капитана тринадцатого отряда, лейтенант Айзен лишь кивнул, подтверждая его слова и грустно улыбнулся - Я бы не отказался от помощи. После того, как… это… ну… того инцидента. - Голос дрогнул, словно он готов был сорваться от переполняющих его эмоций, от потери капитана. - Укитаке-тайчо, возможно я не должен этого говорить, но я уже… - Вдохнув поглубже, готовый выложить свои идеи по поводу “особой” реацу, найденной на месте преступления, он с шумом выдохнул глядя на приступ скрутившего одного из старейших капитанов всего общества душ.
Играть с эмоциями, что может быть проще? Но играя, всегда есть риск заиграться. Еще совсем молодой лейтенант, почти пацан на фоне того же Укитаке, Айзен прекрасно знает, что такое ходить по грани, где каждый шаг, может стоит ему жизни, а слова самый ценный инструмент для выживания в этом непростом мире. Тасуя их между собой,  как старую колоду, он как истинный шуллер из одной карты делал 4 и все козырные, но при этом он никогда не был лишен чувств. Именно они в свое время определили его цели и именно благодаря большой гамме испытанных чувств, он мог понять каждого, но был не способен на их проявление, слишком сильные, глубокие, сложные, они не поддавались внутреннему контролю, сухому анализу, но даже всех слов существующих на свете не хватало, чтобы описать тут истинность с которой он каждый день боролся и проигрывал самому себе, и оставалось только одно, он как истинное зеркало копировал и отражал действительность.
И сейчас, ему было жаль. Да, жалость мерзкое чувство, наверное, стоило бы сказать сопереживал или сочувствовал, но нет, именно щемящее чувство жалости сжимало холодеющее сердце. Неприкрытое, чистое и незамутненное чувство, которое из раза в раз он испытывал ко всему миру, ко всем обреченным гнить от несправедливости в самых глухих районах Руконгая. И не только там. Мир живых. Уэко мундо. Именно боль роднила всех. У каждого своя. Чувство же едино.
Бросив инстинктивно короткий взгляд на кувшин с водой стоящий на тумбе возле окна, Соуске без лишних суетных движение подошел и налил воду в стакан стоящий рядом. С теми же простыми движениями, он оказался подле капитана, подавая тому воду. Вряд ли, это может унять те муки, которые испытывает больной, это малость, которая может помочь отвлечься, сменить фокус внимания с проблемы, на нечто незначительное. И ведь работает, всегда работало.
- Почему? - Вопрос, вместо стандартного - "прошу", вырвался из уст раньше, чем он осознал, что вообще заговорил. И всё же… раз начал, стоит все же закончить незаконченную мысль. Ведь это правильно, наверное. - Зачем было так волноваться за чужой отряд? Вы ведь тут совсем не причем. Может я еще не слишком опытен, но... я уже был в архивах. Да, я знаю, мне стоило, наверное, с кем-то посоветоваться… - ладонь устало опустилась на край столешницы, скользнула по рассыпанным хаотично бумагам, словно не глядя выуживая их вороха лист и передавая его капитану. - Вот. Это мои заметки. Я не мог оставить, всё как есть и провел своё расследование. Здесь даты, когда были зафиксированы исчезновения и активизации пустых, а так же списки пропавших без вести, как шинигами, так и простых душ. Они происходили и раньше, но все произошедшие случаи так и остались нераскрытыми и держатся под грифом секретно. И… возможно, мои люди пострадали… из-за меня. Ведь, это я отправил их на расследование.
Капля искренности в океане лжи. Когда придет время отвечать за содеянное и раскрывать карты, вряд ли ему это зачтется в карму. В этом даже не было сомнений. И он действительно был в архивах, а как иначе бы он узнал о вещах столь далеких от той информации, которую выдавали студентам в академии в которой растили будущих солдат, готовых беспрекословно подчиняться структуре построенной на хаосе и беззаконии. Но, его взгляд касался не только пыльных свитков, но видели такое, о чем не расскажешь даже такому опытному офицеру, как Укитаке, который уже много сотен лет занимает свой капитанский пост.

+1

8

Капитан принял стакан с водой, вежливо кивнул — говорить пока не получалось — и стал пить, схватив стакан неловко, по-детски, обоими руками сразу. Чуть не закашлялся снова — на этот раз от воды, но постепенно умиротворение, которое дарила прохладная вода, сделало свое дело — кашель сошел на нет. Поставив стакан на стол, Укитаке достал упаковку таблеток, вытряхнул одну из них в ладонь и запил оставшейся водой.
- Ношу на всякий случай с собой, мало ли… - пояснил он непонятно зачем. Хотя наоборот, очень даже понятно — нельзя заставлять других людей подстраиваться под тебя, жить по твоим правилам. Проще держать при себе лекарство, избегать излишних волнений и беречься от холода, чем объяснять всем и каждому, что надо делать так, а не иначе. Этого Укитаке вообще не любил — считал, что это выглядит слишком жестко, авторитарно и просто некрасиво.
- Ну как же? - улыбнулся он, - мне приходит призыв о помощи, мог ли я не ответить? Вы сами знаете, что не мог. А потом… конечно, это не мои люди…
Последние слова царапнули по горлу песком. Как это — не его люди? Как это — не прийти? Такое просто не укладывалось в голове. Привыкший быть наставником для многих, кто занимает сейчас довольно высокие чины — вплоть до капитанских — Укитаке никак не мог привыкнуть, что это уже не его люди, что они уже самостоятельны, и первым же порывом всегда было поддержать, научить ну или хотя бы выслушать, побыть рядом. Вот и сейчас. Нужен ли он здесь, капитан не знал, но остаться в стороне было выше его сил. И снова — в который раз — метнулся на помощь, волнуясь, справятся ли, все ли идет как надо, и в очередной раз нарушая свои же предписания. Но…
- Не имеет значения, мои это люди или нет, я все-таки немного постарше вас, и привык быть наставником, - капитан тринадцатого отряда наконец выразил свою мысль. - Ну уж что сделано, то сделано. Давайте сюда, - протянул он руку к бумаге, которую протягивал ему лейтенант пятого отряда.
В документе все было перечислено настолько точно, что складывалось впечатление, что знать такие вещи мог только причастный человек. Но так ли это? Укитаке посмотрел на Айзена поверх бумаг, стараясь запомнить и подметить его взгляд и жесты, но ничего необычного не заметил. И даже дрогнувший голос был к месту. Теплый, внимательный взгляд… немного бегающий. Но он же так взволнован!
Нет, искать изъяны и выводить на чистую воду — это не по его части. В людей хотелось верить, хотелось думать, что они лучше, чем хотят казаться. Капитан видел пред собой человека, мучающегося угрызениями совести из-за того, что отправил своих людей на смерть, и упрекать его в чем бы то ни было... это было бы бесчеловечно. Но если бы он был только таким оптимистом, то не прожил бы и ста лет, не то что свои годы. Опыт подсказывал Укитаке, что лучше искать информацию. Может ли она лгать? Конечно. Смотря как сказать, какие факты сопоставить, и тон голоса, которым информация подана — все очень важно. Даже бумага могла распознать ложь. Но здесь все выглядело гладко — столбцы цифр, говорившие о масштабе ситуации.
- Вам известно, что вызывало такую активность Пустых?
Что-то не давало покоя… слишком четкий график. Слишком гладко и показательно. На практике оказывалось, что именно такие гладкие на вид отчеты оказывались насквозь лживыми, но...
- А это действительно были Пустые? Или… может ли такое быть, что Пустые были искусственными?
Да нет, быть такого не может! Укитаке внимательно поглядел на Айзена — что тот скажет? Но нет… слишком, слишком невероятно.

Отредактировано Ukitake Jushiro (2018-03-08 11:06:10)

+1

9

Ох уж эти достопочтимые старцы считающие, что раз они дожили до преклонного возраста, они умнее, опытнее и сильнее. Если бы не выштудированные внешние демонстративные эмоции, то на лице лейтенанта можно было бы прочитать все то, что он думает обо всем этом, но скепсис был тщательно прикрыт легкой печалью и скромностью. Если бы только знал Укитаке, что читает сейчас список всех тех, кого самолично он пустил в жертву науки. Интересно, он смотрел бы так же внимательно на него или бы в его глазах плескалась ненависть и злость? А может презрение? Но чего уж гадать, если этого не должно случится никогда. Все улики сейчас как крысы прячутся в мире живых. Предатели Готея покусившиеся на запретный плод.
Но, разве прошлое Готея не образец для подражания? Разве не для того наука продолжает бороться за свое место под солнцем, чтобы искать и находить ответы на возникающие вопросы, получать невиданные доселе возможности? Именно благодаря изобретению душей плюс сейчас была возможность не мучится с искусственными телами при отправке на грунт - эксперимента над душами, искусственно модифицированных и уничтоженных, кто-то получил повышение, а другие выговор и прогресс прикрыли, а души… души подвергнуты геноциду. Но научно исследовательскому институту позволили жить, - это сборище психов, которые ни перед чем не останавливаются в своих идеях. Ведь это на благо Готея! Зато, если кто узнает о его незаконных экспериментах на благо сего мира, который под угрозой уничтожения из-за дурости одного слишком самоуверенного старца, то шуму будет…
- Не знаю. - Лейтенант подошел к окну, устремляя взгляд за горизонт, туда где, его от его людей уже осталась лишь кучка одежды. - Я и сам бы хотел знать, пустые это или нет, но даже если… У кого достаточно возможностей и знаний, как это сделать? Такому не обучают в академии. - Тихий вздох сорвался с уст. Солнечный лейтенант словно поблек, растерял краски после предательства Урахары и собственного капитана, который не смотря на то, что был на краю гибели, считался тем, кто сам позарился на запретную силу. А в действительности поблекнуть было с чего. Запущенный механизм так просто не остановишь и пока фазис не закончится, он ничего не может сделать. Айзен думал, что когда избавится от капитана, то его руки будут развязаны, и так и вышло. Вот только теперь другой капитан решил путаться под ногами. Что тоже не добавляет радости в этот солнечный день.
- Мне трудно делать выводы на бумажных расчетах - врёт - Это просто списки. Причем старые. - отмашка - Мне бы хотелось взглянуть на… своих людей.
Сглотнув, Айзен повернулся к капитану тринадцатого отряда, лишь одним взглядом предлагая проводить его на место преступления.

+1

10

Укитаке смотрел на Айзена, как тот объясняет - «трудно делать выводы» и все такое… Слова правильные, но что-то было не так. Что?
Нечто неуловимое в жестах оставляло сомнения.
Хорошо. Пусть он врет. Но зачем? Чего этим можно добиться? Укитаке только выдохнул. Врожденное чувство справедливости не позволяло видеть в этом улыбчивом шинигами мошенника, и оно же кричало, что такое вполне возможно. Но совершенно не хотелось видеть мошенника в том, кто только что потерял капитана и часть отряда, кто сейчас был уязвим — или только выглядел уязвимым? Так или иначе, лейтенанту хотелось верить, согласиться с его словами… но если бы он всегда соглашался, как долго пробыл бы капитаном? И вообще — сколько бы прожил? Четкие понятия о чести не раз спасали капитана в ситуациях, где иначе было не рассудить.
- Старые? Не думаю, но это ваша отчетность, не моя, - капитан положил бумаги на стол, сложив аккуратной стопкой. - Было бы странно лезть в дела чужого отряда, верно? Но раз уж влез...
Лукавая улыбка. Укитаке внимательно поглядел на Айзена — что тот скажет? Все, однако, было понятно и без слов.
- Вы хотите, чтобы я проводил вас на место битвы?
Укитаке встал и пошел к двери.
- Не отставайте! - улыбка, как ни в чем ни бывало, словно школьник на перемене. И рванул в сюнпо. Только на секунду остановился — убедиться, что Айзен последовал за ним.
После внезапного приступа кашля хорошего сюнпо не получилось, пришлось остановиться еще раз, чтобы отдышаться.
Быстрее! Слишком многое сейчас зависит от тебя.
И снова вперед. Еще пара таких шагов, и они были уже на поле боя — иначе и не скажешь. Обгоревшая трава, кое-где поломанные ветки деревьев и остаточная реяцу, которая вызывала тревогу даже без пристального сканирования. Место выглядело… мертвым. Слишком тихо — не было слышно ни пения птиц, ни людского говора — а ведь неподалеку поселок. Все было именно слишком. Это самое подходящее слово, оставляющее привкус неестественности, но иного подобрать было нельзя. Так не бывает после нападений Пустых…
Укитаке обернулся к Айзену:
- Вот видите? Вы же сами чувствуете, что произошло что-то странное. Мне не нравится эта реяцу… - Укитаке наклонился и потрогал обгоревшую траву, оставившую на руке темный след. Пыль на руке была какой-то липкой, не похожей на пыль или золу… Очень необычно.
Показал ладонь с темным следом Айзену:
- Что вы скажете на это?
Резко, с хлопком, отряхнул руки - «пыль» не хотела отставать, и след исчез не сразу. Что это было?
Не успел капитан додумать эту мысль, как их накрыло волной реяцу - той самой, которая уже налипла на траву и деревья. Но где был ее источник?

+1

11

- Архивы трудно назвать новейшей историей.. - с тихим вздохом, Айзен вернул бумаги обратно в папку, сделав себе пометку, обязательно вернуть их в лабораторию, ну или хотя бы в личные покои, куда не решается зайти даже его вторая рука, от которой он ничего не скрывал, и это, маленькая улыбчивая бомба и совершенно неизвестно, когда же она с детонирует. Гин прекрасно держит в тонусе и развлекает одновременно, много больше, чем эти внимательные взгляды капитанов, сначала Хирако, теперь вот Укитаке.
Собственно, а чего еще было ожидать? В этом мире никому нельзя доверять. Хотя есть те, кто стойко ставит эфемерные ценности, такие как любовь и дружба - в приоритет. Смешные. Стоит только дождаться, когда приказ постучится в двери, то вся их лживая мораль куда только девается, когда есть только цель миссии, а все остальное - мешает. Именно поэтому, еще в академии из каждой живой души выстругивают идеального солдата, который не имеет права на чувства и личные переживания.
Пальцы коснулись корешка папки и переместились к дужкам очков, поправляя их на переносице. И все же, было непонятно, зачем же Укитаки так силиться помочь и при этом смотрит в душу так, как его уже бывший капитан. Зачем попирать собственные правила? Ведь именно из-за этого, когда-то давно он ступил на этот путь, именно из-за этого идет по головам всех, кто встает у него на пути, именно из-за того, что душа должна быть свободной, а не в жестких тисках системы. Оглянувшись на темнеющее небо, Айзен лишь кивнул на вопрос Укитаке и коротко ответил - Да.
Ему нет надобности в провожатом, из без информации капитана тринадцатого отряда он как никто лучше знал, где и что происходит в этом мире. Вот уж точно, у кого были и длинные руки и глаза на затылке. Единственный кто его превосходил в научной сфере ныне как крыса прячется в генсее, а Маюри никогда не был его соперником. То, что твориться за закрытыми дверями НИИ, порой страшнее всех кругов ада. Но сильные мира сего закрывают глаза на эти "маленькие шалости". Его же будут судить. Та система, что сейчас его щит, в любой момент момент может обратиться карающим клинком. Если правда выйдет раньше срока, то не маньяка и психа, а его будут судить по всей строгости закона. И где же, спрашивается, справедливость?
Но, что сожалеть о том, чего может и не случится?
Ведь он один из самых внимательных и добрых лейтенантов за последнюю сотню лет. Маска ли? Правда ли? Все это не важно. Важно только то, что происходит в данный момент. И сейчас главное, внимательно следить за собственными силами. Привычка привычкой, но он ведь самый обычный лейтенант, верно? Хотя с таким грузом в лице капитана, явно далекого от здоровья, он добрался бы в разы быстрее. Спешить нельзя.
Уже на месте Айзен смог нормально осмотреться, реацу пустого была не стандартной, она пульсировала, скакала от минимума к максимуму и посылать на его уничтожение рядовых было действительно глупо. Обернувшись на голос Укитаке, Айзен сразу признал пепел оставшийся после использование серо.
Вот как… значит этот головастик смог использовать его. Надо было отправить Канаме или Гина, их сил с лихвой хватило бы чтобы здесь прибраться.
- Если уж вы спрашиваете… - лейтенант опустился на одно колено перед темным пятном на выжженной траве и протянул руку не касаясь гари, все еще ощущая ладонью теплую остаточную реацу бывшего шинигами и колючий холод смерти. - Возможно пустой убил моих людей с помощью серо. - Поднявшись Айзен бросил короткий взгляд на внезапного напарника. - Даже обычное серо проблема для офицеров, но это явно сильнее того, что мне доводилось видеть.
Давление реацу опять резко изменилось и подскочило, обхватывая в кольцо своих будущих жертв. Пустой был близко, очень близко. И он был безумно голоден. Холодный взгляд скрытый толстой оправой и длинной челкой скользнул по небу - оно словно мутная вода пошло рябью. Пустым не нужны гарганта, они не просто перемещаются сквозь миры, они просачиваются через разделяющий их границы, как вода сквозь песок. Именно поэтому их нападения всегда так трудно предугадать.
Ладонь мягко обхватила рукоять зампакто высвобождая клинок из оков саи. Как раз вовремя. Пустой, не обремененный большими габаритами опустился прямо перед виновником торжества, заставляя содрогаться землю под собственным весом и поднимая за собой клубы дыма, скрывая от лишних глаз себя и свою добычу.

+1

12

- Серо? – Укитаке еще раз осмотрел траву. – Не исключено.
Но возросшее давление реяцу не дало им продолжить. Небо пошло рябью, словно жаркий воздух у костра, и тут же показался Пустой. Несмотря на то, что он был небольшой, его поступь была тяжелой, а реяцу – душной. Да еще этот дым, который выпустил Пустой... почти ничего не видно.
- Шаккахо! – выстрел наугад, ориентируясь по реяцу. Это было достаточно трудно – казалось, реяцу Пустого была вокруг, невозможно было понять, где ее источник. Пустой не прикрывался. Он просто  впитал кидо и полыхнул реяцу. Еще один выстрел – и снова то же самое. И еще. Кажется, это его не берет...только дышать от его реяцу стало невозможно.
Укитаке мгновенно выхватил занпакто. Лезвие сверкнуло молнией, выпад в сторону Пустого, но тот уклонился, подсек и оказался у капитана за спиной. Еще пара выпадов - и снова мимо.
- Лейтенант Айзен, прикройте меня. Кажется, я с ним разделаюсь, но его нужно отвлечь, - Укитаке рванулся вперед, понадеявшись на силу своего занпакто, который пока не высвобождал, ожидая удачного момента. Анализировать сказанное было некогда. Каждое движение стало четким, слова – отрывистыми. Сейчас – бой. Когда... когда он сделает шаг...
В дыму едва угадывались контуры их внезапного противника, было видно, что Пустой прижался к земле и зарычал. В этот момент он походил на озлобленного пса. Капитан напрягся, перехватил меч для маневра... но Пустой не спешил нападать, он просто выл. И от этого воя кровь стыла в жилах – это был вой по-настоящему голодного волка, учуявшего добычу. Чистые животные инстинкты.
Шаг сюнпо, взмах меча – точно по маске. Но Пустой не рассыпался. Он просто исчез в одном месте и появился в другом, выпустив новые клубы дыма. Если сначала еще можно было что-то разглядеть, то теперь дым стал почти непроницаемым.
Это не сонидо... его перемещения не видно. Он как картинка, которую просто убрали и поставили... странно.
Укитаке не замечал, что в это время делал Айзен, его внимание было поглощено своими маневрами.
- Слушайте, я... – повернулся было капитан в ту сторону, где, как ему казалось, был лейтенант пятого отряда, но не смог увидеть его там. Разбираться с тем, действительно ли твою спину прикрывают, было некогда.
- Все волны, станьте моим щитом, все молнии, станьте моим мечом!
Звякнули амулеты, клинок раздвоился, готовый к полноценному бою.
- Айзен! Сейчас!

0


Вы здесь » BLEACH. IMPOSSIBLE » Личные эпизоды - флешбек - » Иногда, чтобы найти общий язык, следует немного прикусить свой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC