BLEACH. IMPOSSIBLE

Объявление

ЖЕЛАЕМ ВИДЕТЬ ВСЕЙ ДУШОЙ


НЕЛЛИЭЛЬ ТУ ОДЕЛЬШВАНК

«Люди, которым нечего защищать, не могут сражаться до последнего. До конца.»
УЛЬКИОРРА ШИФФЕР

«Если счастье существует в этом мире, то оно должно быть похоже на бесконечную пустоту. Небытие — это когда у тебя ничего нет, и нет ничего, что можно потерять.»
СИЕН ГРАНЦ

«Серые умы обычно осуждают то, что выходит за рамки их понимания.»
МУРАМАСА

«Сила проявляется не в способности подавлять, а в умении не подчиняться.»
ИНОУЭ ОРИХИМЕ

«Если бы я могла стать дождём, я бы могла соединиться с сердцем одного человека. Ведь дождь соединяет, разлучённые на век, небо и землю.»
ИСИДА УРЬЮ

«Ты спрашиваешь, лук ли это? Конечно же, да. Думаешь, я буду использовать что-нибудь еще?»
ИЧИМАРУ ГИН

«Когда ты не хочешь, чтобы кто-то умер, ты вдруг начинаешь дорожить и своей жизнью...»
ОТОРИБАШИ РОДЖИРО

«Говорят, что объединяться перед лицом общего врага — дурная привычка человечества... Но это не так. Это не вредная привычка, а инстинкт самосохранения.»

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!


Прием неканонов временно остановлен

Персонажи проходящие по акции, все еще желанны и требуются в игру.

В игру, срочно требуется господин Урахара Киске, его ждет активный эпизод и госпожа Йоруичи.
СКРОМНЫЙ ДЕМИУРГ

«Ночь снимает с наших лиц недовольства маски, не одна сотня страниц еще до развязки...»

• Местное божество и милый талисман форума.


Связь
skype: envy_jeevas
ISQ: 347782171
БОЖЕСТВЕННЫЙ ТИГР

«Ничего не произойдет, если мы ничего не сделаем!»

• Активный заместитель с пальцами сосисками.
Время игры: 20/06/2010
Рейтинг игры: 18+
Система: Эпизодическая
Мастеринг: Смешанный

ПОМОГАЕМ СТАТЬ СИЛЬНЕЙ


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPРейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BLEACH. IMPOSSIBLE » Сюжетные эпизоды - bleach - » Мне скрывать нечего. Раскрывать тоже. Если только откупоривать


Мне скрывать нечего. Раскрывать тоже. Если только откупоривать

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Место и время действия: Мир живых. Каракура. Ангар вайзардов. 20 июня. Полдень.
Участники: Muguruma Kensei, Hirako Shinji, Sarugaki Hiyori
Сюжет: Хирако Шинджи и Мугурума кенсей отправляются в Каракуру, чтобы повидаться с остальными вайзардами. Конечно, после того, как они вновь вернулись на посты капитанов, на дружелюбие в старом доме они могут даже и не рассчитывать, тем более, что госпожа Саругаки никогда не отличалась гостеприимностью. Однако, друзьям удается поговорить. В ходе разговора выясняется, что связь товарищей с их пустыми становится все слабее.

0

2

Отгул в Генсей хочется воспринимать как способ отдохнуть - уж после года бесчеловечной работы, чёрт её возьми. Только вот, как выйдет на самом деле...
Кенсей дьявольски устал. Не хочется признавать, конечно, но какой-то предел прочности есть и у него. Война с квинси оставила Готей, во-первых, без Сейрейтея, и во-вторых, без восьмидесяти процентов личного состава. Восстановление разрушенного города коснулось Кенсея лишь косвенно. Первое время Мугурума отвлечённо рассматривал запросы по отправке рядовых из Девятого на помощь в строительных работах, размечал на схеме требования для территории своего отряда, а потом плюнул и передал все полномочия лейтенанту. Как выяснилось - не зря. И суть не в том, что Хисаги справлялся с этим лучше.
На Кенсея взвалилась чудовищная работа по восстановлению готейской армии.
Он вызвался сам, без вопросов. Даже обрадовался, что заимеет очень высокое влияние на формирование нового Готея. Но через полгода закинутые на горб нагрузки принялись давить не хуже мешка с железными блинами.
Дабы восстановить боеспособность шинигами, от Первого отряда вышел указ о создании Инструкторского Корпуса, ключевыми фигурами в котором стали Старшие Инструкторы - и Кенсей в их числе. Не только капитаны, но и самые лучшие преподаватели Академии получили назначение в Корпус. Задача, грубо говоря, простая - делайте, что хотите, но верните Готею былую мощь. И понеслось...
Выживших шинигами ждала жесточайшая муштра, чтобы среди них как можно скорее выделить самых лучших - это будут офицеры на замену погибшим. Кенсей, прихватив пару-тройку офицеров Девятого, регулярно патрулировал Руконгай в поисках душ с хотя бы минимальными задатками для становления шинигами. И новичков тоже приходилось готовить по усиленной программе. Однако, соблюсти баланс - задача нужная и не самая простая. С одной стороны, из руконгайских девочек требуется как можно быстрее вырастить полноценных шинигами. С другой - постараться не угробить их в процессе тренировки. Будь на то воля Кенсея - две трети найденных за стеной сопляков он в жизни бы не принял в Готей. Но ситуация не та, чтобы выделываться. Дали материал - с ним и работай. Хочешь выгнать сотню никчёмных слабаков - найди на их место другую сотню. И молись, чтобы они не разочаровали ещё сильнее.
Руконгай, Академия, додзё Девятого отряда... Целый год со взмыленной шеей и беготнёй туда-сюда.
Разумеется, от Генсея ожидается отдых. Другой вопрос - как оставшиеся здесь камрады встретят их. Хаччи едва ли станет возмущаться. Лав... Сложный вопрос. С одной стороны, в Сейрейтее нет телевизора, и это серьёзная задача - угадать, смог бы Айкава прожить без своих дебильных шоу. С другой стороны, у Роуза получилось. Но у Роуза есть превеликая страсть к искусству, которую он где угодно утолить может.
А вот Хиёри...
Вход в ангар - на расстоянии вытянутой руки. Кенсей останавливается, переводя взгляд на Шинджи.
- Сейчас начнётся...
На лице, по привычке, полная сосредоточенность, со всех сторон окаймлённая усталостью. Сейчас придётся выслушивать вопли Хиёри, по возвращению - истерики Маширо, что её в Генсей не взяли. Но так или иначе, навестить друзей стоит. Кстати говоря, интересно...
- Ты за последний год с ней виделся? - интересуется Мугурума.
Сам-то он уже забыл, как Мир Живых выглядит. За всей бесконечной работой вообще сложно сконцентрироваться над чем-то вне неё. А спросить у Шинджи о походах за пределы Общества Душ всё как-то не выходило. Так уж выходит, что случай предоставился только сейчас.

+2

3

Генсей радует яркими красками. После серых будней Готея, напряженной работы по восстановлению Сейрейтея, горы отчетов, оставленной еще со времен бывшего капитана, Шинджи радуется этой вылазке в мир людей, словно ребенок сладостям. У него есть множество поводов нервничать и переживать, но так хочется послать все к чертовой матери и наслаждаться моментом.  Сейчас небо кажется безумно голубым, а трава такой зеленой, что даже не верится. Это и правда тот мир, где он прожил целый век? Тот мир, из которого он так хотел вернуться обратно в Готей, но который так не хотел покидать?
Как ни крути, Генсей прекрасен. Особенно тогда, когда твои визиты в мир живых ограничиваются лишь редкими выходными. Со временем, конечно, скоротечность здешней жизни приедается - после сотен лет не хватает безмятежности Общества Душ. Но когда в родном отряде время тянется, словно нагретая зажигалкой резина, что может быть лучше, чем резкая смена обстановки?
Напевая себе под нос какую-то приевшуюся мелодию, капитан пятого отряда легкомысленно оглядывается по сторонам, увлеченно разглядывая уже такие родные и одновременно теперь незнакомые улицы. Кругом все необычно: новые здания, незнакомые лица, одетые в одежду тысячи ярких тонов, а не в привычное шикахушо - Генсей прекрасен в своем разнообразии. Пестрость красок радует глаз, как никогда. Черт возьми, как же приятно снять хаори и снова оказаться в гражданском, всунуть руки в карманы, под завязку забитые фантиками и обертками от жвачки. Как же приятно снова чувствовать себя живым.
Хирако нервничает, но умело это скрывает. Не каждый день приходится возвращаться туда, где оставил часть себя самого. Как бы ему не хотелось порваться на части, размножиться и разделиться, чтобы побывать во всех измерениях и в конечном счете остаться собой - это невозможно. Сейчас его место во главе отряда, однако здесь, в Генсее, Шинджи остался душой. Слишком многое произошло здесь, на этих улицах, чтобы он так просто сумел это забыть. Слишком много ему пришлось здесь оставить, пусть и не по собственной воле.
И вот уже родной ангар перед самым носом. Шинджи протягивает руку, не дотрагиваясь до барьера. Вайзардов давно не ищут, в Готее и так уже знают об их убежище. Но вот трехслойный барьер добряка Хаччи все так же на своем старом месте; в ангаре не любят непрошенных гостей и ценят относительный покой. Внутри уже стопроцентно знают о прибытии гостей, вот только встречать их никто не торопится. Нет, ну а чего хотел бывший лидер вайзардов, растворившись на такое количество времени? Красную ковровую дорожку и фанфары? Мечтать, конечно, не вредно, даже полезно, вот только в данном случае мечта эта была несбыточной. Тут разве что тапком по роже с порога огреют и финита ля комедия. Своеобразное у вайзардов, в частности у Хиори, выражение любви, тоски и счастья. Ну Хиори на то и Хиори. Если бы Саругаки изменилась и внезапно стала ласковой, как кошка, то все семь небес безусловно бы обрушились на его блондинистую голову.
- Ну, как тебе сказать, - Шинджи тянет слова, пытаясь найти наиболее подходящие. - Мимо крокодил. В последний раз я заходил сюда на поболтать так давно, что и сам забыл когда. Знаешь ли, мне и по телефону хватает этой дуры. Даже не стыдно, что не заходил, может хоть сейчас они по нам соскучились.
Гобантай-тайчо нагло врет. Ему стыдно, да настолько, что он даже капитанский хаори с цифрой пять оставил в Готее, ссылаясь на то, что соскучился по родной рубашке и брюкам. Да, соскучился, но это было не решающей причиной. Признаться, ему и без гигая и этих шмоток не так уж и плохо жилось. Просто лидеру вайзардов до зубного скрежета и дикой боли не хотелось лишний раз напоминать Хиори об Обществе душ, о том, что он свалил туда один, бросив ее здесь. Конечно, он звал ее с собой, да вот только с самого начала понимал, что это дохлый номер. Саругаки не Маширо, за ним она таскаться и вправлять Шинджи мозги не станет, не тот уровень.
- Ладно, че. Пошли уже, хватит тут торчать, пока терпение хозяев этого сарая окончательно не рухнуло и не выветрилсь последнее радушие.
Хирако проходит в открывшуюся в барьере брешь, дергает ручку железной двери, по привычке пинает ботинком тяжелую, давно проржавевшую насквозь дверь и открывает. Двух капитанов Готея в этом доме встречает только темнота, запах сырости и привычный срач. Бардак такой, что с порога можно ноги себе переломать. Опять нагромоздили всякой херни в прихожей.
Конечно же, их никто не торопится встречать. Последняя надежна на ковровую дорожку и фанфары рухнула и разбилась вдребезги.
- Вы че, охренели что ли? Еще скажите, что не знали, о нашем приходе. Ни стыда, ни совести! Вот так встречают старых друзей, по которым соскучились, значит?

+2

4

Вот и закончилась еще одна война в ее жизни. В этот раз Саругаки осталась целой и невредимой, не считая жалких порезов и ссадин: она не так отчаянно лезла танком на рожон, да и причины на это особо не было. После той неудачной попытки свести счеты с прошлым, Хиори, устав от постоянной гонки с воспоминаниями, чуть сбавила обороты и оглянулась вокруг: все то время, что боролась с собственной тьмой, ее жизнь окружали вещи, на которые до недавнего момента она не обращала внимания. И именно из-за одной из них, ставшей причиной, вайзард нехотя-добровольно ввязалась в ту войну. Несмотря на то что все еще не могла отпустить прошлое, ослабевшей хваткой удерживая тлеющие воспоминания, Саругаки, потеряв часть себя, могла и хотела защищать то, что у нее осталось.
У Хиори не получилось смириться с выбором Шинджи: какой-то частью себя она смогла понять его после пары откровенных разговоров, но из-за собственной гордости не собиралась просить остаться, даже если и очень хотела. Существовала и еще одна причина: Саругаки стыдилась о чем-то просить после того, как поставила всех на уши своим поступком, и опасалась, что уговорами может связать товарищу руки. Тянуть его за собой ей не хотелось. Тем более пытаться удержать в этом душном и проржавевшем ангаре после стольких лет проведенных взаперти. Порой, украдкой, она замечала, что лидера вайзардов помимо думы о мести Айзену занимают совсем другие мысли. И от ее внимательного взгляда не укрылось то, как, лелея приятные воспоминания о тех днях, когда они все были в Обществе Душ в качестве бойцов Готея, Хирако тосковал. Оставшись в Генсее еще на несколько сотен лет, Шинджи бы сдох от скуки, ибо этому олуху очень не терпелось накинуть на тощие плечи капитанский хаори и начать командовать отрядом. Здесь-то особо не получалось, ибо за это постоянно прилетало по роже. Помимо пыльной и скучной бумажной волокиты служба — это прежде сражения бок о бок с товарищами и защита мирового покоя — то, для чего изначально они все были рождены.
После войны в мире живых все встало на круги своя. Саругаки вернулась домой с остальными, снова за столь долгое отсутствие толкнула скрипучую дверь ангара и окунулась во тьму, пройдя внутрь некогда оставленного пристанища. Поначалу они пытались соблюдать порядок и даже очистили дом от накопившегося мусора, но потом стало как-то без разницы, валяется ли стул под ногами или нет. Никому не было до того дела, ведь если этот предмет мебели окажется нужным, его обязательно поднимут и используют. Ежели на него густой ночью, пробираясь к холодильнику, наткнется сама госпожа Саругаки, эта деревяшка мигом найдет свое предназначение за вышибленным в очередной раз окном. Оставшись без средств к существованию, они пытались восполнить потери: где-то реально подрабатывали, а кое-где в наглую подворовывали. Впрочем, жизнь скучной быть не обещала. Вайзарды продолжали посещать тренировки и устраивать совместные спарринги, чтобы не забыть, каково это ставить пустых и всех остальных тварей на место, и кости с мышцами не отлеживались за просто так. Все-таки они оставались бойцами. Особый упор на тренировках делала Хиори: ей было просто необходимо приводить себя в чувство. Приступы гнева продолжали внезапно ее атаковать, а потому теперь уже в одиночку приходилось мириться со своим непростым характером. В такие моменты она вспоминала их жизнь до Зимней войны, когда они жили большой и шумной компанией.
Никуда не уходила связь с Общество Душ. Ушедшие особо не расщедрились за последний год посетить старых товарищей, и если Хиори с кем-то связывалась каждую неделю, то только с Шинджи, чтобы в очередной раз напомнить, какой же он козел. Она слышала, что из-за войны очень остро стоял вопрос об офицерских кадрах, а потому на голову командования и капитанов свалилась целая куча юнцов, но осознанно игнорировала эту проблему, потому что ее это не касалось. Ну а в последнее время они и вовсе перестали общаться. Хаччи объяснял это тем, что капитаны очень заняты воспитанием нового поколения и заполнением кучи отчетов, на что Хиори с раздражением швыряла посуду в раковину в приступе негодования, ибо и пару минут эта ленивая жопа могла ей уделить. Саругаки не сомневалась: придурок даже в такое время найдет момент, чтобы нихрена не делать.
В очередной раз швыряя боксерскую грушу из стороны в сторону четкими ударами, Хиори представляла рожу Шинджи и с еще большим остервенением вдавливала пальцы при ударе. Пусть только посмеет показаться ей на глаза со своей наглой лошадиной мордой, она продемонстрирует, что не дурака тут валяла, и ему не советует расслабляться. Когда же вайзард почувствовала приближение знакомой реяцу, то не сразу приняла этот всплеск за действительность. Мало ли, что может причудиться, когда тело кипит от жара тренировки? Тем более, что в последние время с ощущением частиц у них наблюдаются проблемы. Откинув с мокрого лба челку, Саругаки останавливает тренировку и перемещается наверх, чтобы во всей красе лицезреть пришествие этих идиотов. Одна только манера Хирако показываться ей на глаза с наглой рожей моментально вызывает раздражение. Это уже стало рефлексом, из-за которого один блондинистый придурок постоянно жалуется на синяки. Будто она младенца избивает, Ками-сама.
— ТЫ ЧЕГО БЕЗ СТУКА ВХОДИШЬ, КАК К СЕБЕ ДОМОЙ?! — Хиори, подобно фурии, вырывается из тени и обрушивает на голову незваного гостя весь свой гнев от его беспардонности. Получить по голове с ноги — одно из самых взрывных ощущений, зато мозги вставляет «на ура». Правда, с Шинджи — это дохлый номер, но Хиори нравится пытаться.
Отправив Хирако в состояние легкой эйфории, Саругаки направляет на Мугуруму хмурый взгляд, пытаясь переиграть его в гляделки по типу, чья рожа недовольней, и продолжает свою возмущенную долгим отсутствием вайзардов тираду:
— Че какие рожи кислые? Думаете, приперлись нежданно-негаданно, так все сразу от счастья прыгать будут?! Да я уже забыла, как вы выглядите! Еще бы лет сто вас не видеть для закрепления эффекта!

+2

5

"Мимо крокодил", значит. Реакцию Хиёри нетрудно предугадать. Вернее, легко понять, что в восторге она не будет, но вот насколько громким и яростным окажется приветствие - пока не увидишь, не представишь. Стоит предупредить Шинджи, чтобы заходил и сходу защищал лицо... но некоторые вещи не меняются.
Кто знает, сильно ли потускнели будни оставшихся вайзардов, когда половина вернулась в Готей. Виду никто не подавал. И предпосылок к тому, чтобы что-то изменилось, никто не показывал. Но потом ушла Лиза. Логично, вроде как, со временем всем амнистированным изгнанникам снова стать частью Общества Душ. Однако прошедший год не дал ни единого намёка на такой исход.
Времени для такого понадобится куда больше, это очевидно.
Кенсей шагает вслед за Шинджи. Развал вокруг - полнейший, будто никто не прибирал здесь с момента, как Кенсей вернулся в Готей. Да и кому, если подумать? Из оставшихся кто-то примется за уборку только с пинка Мугурумы. Но тут встаёт проблема: пинать находящегося в Генсее очень неудобно и сложно, если сам сидишь в Обществе Душ. Вдобавок, довольно странно тому, кто больше здесь не живёт, брать на себя работу по мотивации кого-то на разбор срача.
Кенсей отпинывает в сторону сломанный стул, перешагивает через мешок с чёрт пойми чем. Кажется, никто и не думает их встречать. Нечему удивляться, конечно. Тут разве что Хаччи ни капли не обижен, но здоровяк не любит лишних движений и предпочтёт дождаться, пока гости сами до него дойдут. В принципе, Лав, если и огорчился в своё время, сейчас должен уже остыть. Но если по ящику крутят одно из высоко ценимых Лавом шоу, то до окончания - или хотя бы перерыва на рекламу - его тоже можно не ждать. Ну, а Хиёри...
Стоит только помянуть - и мелкая рассекает воздух броском стремительной кобры. Кто и за что получил - не секрет, потому Кенсей даже не глядит в сторону Шинджи. Сложив руки на груди, он упирается хмурым взглядом в разъярённые глаза блондинистой оторвы. "Как к себе домой"? Да это место служило им домом больше сотни лет! Всем им! Но пока Кенсей молчит, хоть и взгляд становится тяжелее от секунды к секунде.
В отличие от Хирако, Кенсей и секунды не задумывался над внешним видом, гигаями и прочей лабудой. Пришёл как есть, в виде шинигами. В шикахушо и капитанском хаори. Возможно, это склонит чашу весов к мнению, что он козёл и предатель. Возможно - к началу мыслей о том, что им тоже пора возвращаться в Готей. Так или эдак, при всём уважении к решению остаться в Генсее, Мугурума показывает, что о возвращении на должность капитана не сожалеет. А то какая-то односторонняя ситуация выходит - они с Шинджи должны тут на цыпочках семенить, чтобы никого не обидеть, а некоторые гиперактивные дьяволицы с блондинистыми хвостами так и не удосужились поддержать решение товарищей о возвращении в Общество Душ!
Но что уж говорить. Рациональный разбор ситуации на стороне Кенсея, это верно. Но он прекрасно помнит, как первые недели после ухода из ангара внутри царапало и скребло ощущение, что он и впрямь кого-то предал. Так что, пока до вздутых вен и злобного выражения рожи не доходит.
- Это твоя проблема, что у тебя такая короткая память, - ровно отвечает Кенсей. - Но рефлексы своё подсказали, да? Не помнишь, как выглядим, но помнишь, кого нужно бить с ноги по морде, - Мугурума тяжело выдыхает, глаза скользят по окружающему бардаку. - Вы тут развели срач похлеще того, что раньше был.
Менос его знает, что лучше сказать, чтобы не спровоцировать бешеную Сару-обезьяну на новую порцию выкриков. Риторика - не кенсейская дисциплина. Потому идёт в ход нейтральная фраза. А там уже Шинджи придёт в себя и как-нибудь свою мучительницу успокоит. По крайней мере, в это хочется верить. Как и в то, что Хиёри не забыла, у кого из вайзардов лучше всего поставлен удар.

+2

6

Скорчив кислую рожу и засунув обе руки в карманы, Шинджи проходит в ангар. В отличие от вошедшего Мугурумы, лидер вайзардов предпочел обойти стул и перешагнуть через мешок с мусором, избегая контакта новых ботинок со старым и никому не нужным хламом. В принципе, все не так уж и дурно, могло бы быть и куда хуже. В отличие от Кенсея, Хирако никогда не был яростным блюстителем чистоты; самого вайзарда срач не затрагивал и не беспокоил никаким образом. Единственное, чего Хирако на дух не переносил - бардака в своей коллекции дисков и виниловых пластинок. Хиори, зная об этом, частенько меняла их местами, пытаясь вывести блондина на эмоции и, надо признать, весьма успешно у нее это всегда получалось. Эти времена теперь остались за плечами, вот только отпускать их совсем почему-то не хочется.
"Чем дальше в лес, тем больше дров. И откуда во мне столько сентиментальности к воспоминаниям о жизни в этом хреновом сарае?"
От глубоких раздумий капитана пятого отряда прервало появление взбешенной госпожи Саругаки. Не успел Шинджи подумать о том, что сейчас "вылетит птичка", как тут же получил с ноги по носу. И пусть все совсем изменилось, есть вещи, которые не поменяются никогда. Например, коронное приветствие одной взбалмошной особы. Хирако падает на пол, приземляясь пятой точкой. Конечно, он знал что сейчас произойдет, ровно как и мог бы отклониться от удара подруги, вот только он знает, что получил по роже от Саругаки вполне заслуженно. В конечном счете, кто из них был настолько опьянен возвращением в Готей, закручен проклятой работой на должности капитана и занят бесконечными тренировками личного состава? Уж точно не его подружка.
- Я тоже рад тебя видеть, дура. Смотрю, совсем соскучилась по мне, раз сил настолько не жалеешь? А Кенсею врежешь за встречу и за компанию или ты только меня можешь воспитывать?
Голос гобантай-тайчо звучит смешно и гнусаво; говорить, придерживая кровоточащий нос ладонью - занятие не из легких.
Несмотря на ворчание, Хирако и правда рад видеть Хиори. Она в его жизни всегда была намного ближе, чем обычная встречная-поперечная, которой и в любви не грех признаться. Собственно. как может быть иначе, когда всю жизнь эта бешеная малявка крутится где-то рядом, а порой еще и возмущается, что ей не дают путаться под ногами и бесконечно косячить! Но когда вайзарды выражали свои чувства как-то иначе, нежели короткими колкими фразами, насмешливыми взглядами и пинками, отвешиваемыми друг-другу? Пожалуй, только Маширо могла себе позволить на пустом месте броситься на шею Кенсею, и - Хирако почти на все сто был в этом уверен - попытаться задушить его. Иначе порыв нежности зеленоволосой девушки Шинджи лично себе ну никак не смог бы.
Признаться, Шинджи в Готее совсем не хватает Хиори. И, конечно же, ей он никогда об этом не расскажет. Снова стать частью Общества душ, одним из тринадцати капитанов и защитников мира духов чертовски приятно, вот только есть очень много но. Хирако уже давно отпустил свое прошлое, благодаря которому он стал тем, кем является сейчас; его раны давно не были больными и кровоточащими, в отличие от ран Саругаки. Тем не менее, он скучал по тому Готею, в котором он верховодил сто лет назад. Даже не по самому Готею, сколько по самому себе тогдашнему. Пожалуй, это единственное, что не удалось ему вернуть, возможно, не удастся никогда. Как не удалось и остаться с ней.
Можно бесконечно делать три вещи: смотреть, как горит огонь, как течет вода и пытаться уговорить Хиори хотя бы наведаться в гости в Готей. Наверное, никогда у Шинджи не получится уговорить эту блондинистую бестию вернуться в Общество Душ. Он чертовски хотел, чтобы та была рядом, но уж слишком они оба хотели быть там, где они есть. Так что остается лишь изредка видеться на нейтральной территории и созваниваться так часто, как это возможно. Пока Саругаки ему не надоест.
Вытерев тыльной стороной ладони кровь с лица, Шинджи поднялся с пола и отряхнулся.
- Твою мать, Хиори, из-за тебя штаны придется застирывать, а я, если что, только недавно их купил! Никакого уважения к старым добрым друзьям. Я тут, значит, в свой единственный выходной, соскучившись, тащусь к ней в эту проклятую дыру, а эта дура меня встречает чуть ли не со сковородой! Кенсей, пошли отсюда! Моя обида будет вечной, так и знай, обезьяна! И вот поэтому, так и знай, я по тебе совсем не скучал, а еще мне совсем не стыдно, что я ни разу тебе не позвонил за прошедшую неделю, потому что слишком устал от бесконечного отдыха на посту капитана.
Шинджи наигранно злится, разворачивается на носках ботинок, якобы собираясь уйти. Он прекрасно знает, что, вероятнее всего, получит пинка вдогонку, но гобантай-тайчо того и добивается. Пусть Хиори выпустит пар на нем, оставив для Кенсея всего лишь весьма дерзкие гляделки.
- Как у вас вообще тут дела? Развели срач на пустом месте, как будто баррикады у двери устраивали.

+2

7

Кенсей на удивление спокоен в полный противовес ей — Хиори взбудоражена приходом вайзардов и не может удержать ни свой язык, ни свои кулаки. Мугурума явно не восторге от такого гостеприимства, но старается не показывать виду, что удивляет. Встреть его таким образом во времена их совместной жизни, непременно получила бы по башке. А потом они сцепились. Их оттаскивали друг от друга всей компашкой. В это время под руку бы попытался влезть Шинджи, и первым был отправлен в нокаут аж с двух сторон: Кенсей и Хиори предпочитали колотить друг друга наедине. Впрочем, никто не может утверждать, что следующая неосторожная фраза, сорвавшаяся с губ Саругаки, не сдует последние крохи самообладания с мистера Кулака. И вот тогда...
— Моя память в полном порядке! А не в том ли проблема, что кто-то навещает старых товарищей только тогда, когда рак на горе свистнет?! И после этого ты мне еще что-то говоришь, а, Кенсей?! — Хиори сдувает со лба растрепавшуюся челку и улавливает взгляд мужчины на окружающем их бардаке, коим его, блондинка, конечно же, не считала. — Вот только не надо тут! Даже если бы мы знали, что вы припретесь, все равно не стали бы убираться! Вот еще! — вайзард гордо задрала подбородок, выказав таким образом мысль, что слишком много чести для этих предателей.
Саругаки взъерошилась, обратив внимание на «довольного» порцией щей олуха, но осталась на месте, раздраженно топая ногой. Ей не хотелось уделять этому придурку слишком много внимания, ибо эта наглая рожа того не заслужила, но разве можно устоять перед желанием пройтись по этой морде кулаком еще раз? Прошло много времени, а она так и не смогла научиться контролировать себя даже без источника раздражения. Не смогла нормально воспринимать отсутствие человека, с которым провела бок о бок большую часть своей жизни. Не смогла смириться с тем, что порой ей банально не хватало внимания. И в этом большом месте, в окружение оставшихся вайзардов ей все равно было одиноко. И таких «не смогла» накопилось много. И каждое из них заставляло ее задуматься. А что, если?..
— А кто тебе сказал, что я рада тебя видеть, олух?! Забыл, к кому ты пришел? Да черта с два я соскучилась! Не путай меня со своими готеевскими подружками! — и почему это так бесит? Он что, думает, будто знает ее лучше, чем она сама? У нее что, все на лице написано? Ха! Там написано только то, что она хочет его прибить. И ничего больше. — И вообще! Завали! — напрашиваешься, так получи. Саругаки будто бы и правда в плену своих рефлексов. Ей не нужно опускать взгляд, тянуться к ноге или прицеливаться — через секунду тапок сам оказывается у нее в руке, а через мгновение — прошибает лицо Хирако еще одним ударом.
Ну что у него за привычка жаловаться на то, что заслужил?! И вот сейчас он с пеной у рта пытается доказать, что она снова неправа. Да какого черта?! И даже слова о том, что Шинджи соскучился, не трогают хрупкое женское сердце. Хиори слышит только привычные оскорбления в своей адрес и уже готовится к тому, чтобы поставить нахала на место. На словах о сковородке блондинка вытягивает руку, будто бы она там и правда есть. Но после «обезьяны» пальцы стискивают воздух в кулак. Саругаки срывается с места и нападает сзади — придурок Хирако снова открыл ей свою спину. Специально или нет — важным это будет потом, а сейчас она свершит свою страшную и ужасную месть.
— ТЫ, ПРИДУРОК!
Хиори роняет олуха на пол, с дури своим каменным лбом ровняется с его лицом и перекидывает блондинистую тушку через себя, отбрасывая к выходу. Правда, далеко Хирако уйти не успел, впечатавшись в дверь, едва не снеся ее с петель, за что потом мог отхватить по полной программе от недовольных жильцов этого пристанища. Саругаки поднялась с пола и отряхнулась довольная собой. Раз гость пожелал покинуть их, то пусть катится на все четыре стороны. А если это в шутку, то гость тупой. Но это же Шинджи, чему тут удивляться. Как ребенок, мозгов то за столько лет не прибавилось. И когда он наконец перестанет нарываться на нее?
Не заметив поблизости Кенсея, блондинка сделала недовольное лицо. Видимо, он, как всегда это обычно делал, махнул на них рукой и ушел к остальным. И вот зачем Мугурума оставил их одних? Знает же, что они так и будут цапаться, неужели нельзя было потерпеть?
— А то ты не знаешь, как у нас дела, — Хиори задерживает взгляд на лице Шинджи, думая о том, что, возможно, он хотел спросить, как она сама. Но раз это не прозвучало вслух, то и ей не стоит уточнять. Саругаки смотрит на него так, словно бы хочет рассказать о том, о чем не смогла, пока они не общались и что, наверное, хотела сказать очень давно. Но через секунду от этого взгляда ничего не остается, будто бы его и не было, он сменяется на привычный — дерзкий и недовольный. — Нормально все. Уж точно лучше, чем в Обществе Душ. Тут хотя бы никто не командует. И вообще, хорош трепаться, давай выкладывай, зачем пришел. Уж явно не для того, чтобы нарваться на мои кулаки.

+1

8

Страшный вопль заполошной подружки прорезает воздух, а уже буквально через секунду Шинджи чуть не сносит спиной с петель дверь, после чего пыльным ковриком скатывается на пол. Даже не пытается подняться с места, внезапно понимая как ему удобно на грязном холодном полу ангара. Хирако ничего не стоило уклониться от одного из коронных борцовских бросков Хиори, он каждой клеткой спины чувствовал предстоящий удар, будто у него на затылке была еще одна пара насмешливых карих глаз. Тем не менее, он всегда предпочитал оставаться на месте, как и сейчас, и на душе отчего-то теперь было совсем спокойно.
- Бла-бла-бла, не ори, дура, уши от тебя болят. - Шинджи сопровождает свою короткую насмешливую речь движениями руки, изображая ладонью говорящий рот. - Мне нет до тебя дела, взбалмошная. С чего ты решила, что я должен таскаться сюда, как к себе домой, чтобы вас навестить? Ты-то ко мне не приходишь, а я, значит, должен? Вот она - пресловутая женская логика. Точнее - ее полное отсутствие.
Вайзард корчит рожу, смотря за спину Саругаки, взглядом провожая уходящего Кенсея.
"Что-то Мугурума совсем не в настроении сегодня. Впрочем, пусть сам расскажет Лаву и Хачи обо всем, с Хиори лучше я поговорю наедине".
Видимо, кислые щи блондина немного заставили хвостатую бестию задуматься о справедливости нанесенных ею тяжких телесных, иначе Шинджи ничем не мог объяснить того, что следующего удара в его наглое и недовольное лицо не последовало. Саругаки стояла перед ним натянутая, словно струна. Было видно, что ее распирает от желания о многом поговорить со своим старым другом, вот только гордость или что-то еще, ведомое только ей одной, не позволяет лишний раз открыть рот и сказать хоть что-то не оскорбительное в его адрес. Наверное, и правда обиделась. Впрочем, было за что. Он на самом деле слишком долго не показывался в ангаре перед старыми друзьями, чтобы вот так просто заявиться сюда вновь, будто ничего и не случилось, будто не было этой проклятой долгой разлуки. Но ведь и его, наверное, можно было понять. Вот только оправданием это, к сожалению, не являлось.
- Точно лучше? А чего морда такая кислая, словно лимонов объелась? Дура ты, Саругаки. - Шинджи насмешливо усмехается, глядя ей в глаза. - Правда не соскучилась? Не верю я тебе, заполошная.
Гобантай-тайчо неторопливо встает, ворча себе под нос отряхивается от пыли и бетонной крошки старого полуразвалившегося ангара, одновременно пытаясь собрать многочисленные мысли в голове, расставить все по полочкам, чтобы поговорить о происходящем. Хиори права, они с Кенсеем не просто так пришли сюда в этот солнечный день, вот только приказа не было. Это было их личным желанием, предупредить друзей, оставшихся в Генсее и надвигающихся событиях. Наверное, главнокомандующий за такую самодеятельность по голове не погладит, вот только оставить все так, как оно есть сейчас, Шинджи не мог. Отсутствующая совесть или что-то еще, быть может, ответственность за тех, кто не последовал со всеми в Готей грызла его изнутри. Сотню лет он был их неформальным лидером, вот только с быстро утекающим сквозь пальцы временем и кучей событий ничего не изменилось.
- Лучше, говоришь? Только не лги мне, что вы не заметили исчезновение собственных сил и ослабление вашей связи с пустым. - Хирако мгновенно становится серьезным, взглядом давая понять Хиори, что шутки окончены. Саругаки может сколько угодно бушевать и колотить руками воздух, однако от этого ничего не изменится. - Общество душ коснулась та же самая проблема, правда пока в меньшей степени. Я догадываюсь с чем это может быть связано, но пока оставлю свои мысли при себе. Хиори, в Генсее не безопасно. Я подозреваю, что подобное изменение реацу коснулось не только нас, но и всех, кто имеет хоть каплю духовной силы. Понятия не имею, чем это может закончиться и к чему это приведет. Скорее всего, дангай скоро станет нам недоступен, и я не знаю, смогу ли я оказаться рядом, если что-то произойдет. Я хочу, чтобы ты подумала над тем, чтобы вернуться в Готей хотя бы на время. Так мне будет спокойнее за тебя. Пожалуйста, не делай глупостей. Хотя бы сейчас.

+2


Вы здесь » BLEACH. IMPOSSIBLE » Сюжетные эпизоды - bleach - » Мне скрывать нечего. Раскрывать тоже. Если только откупоривать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC